Научно-практические статьи по спорам с участием специалистов Агентства




  Президент Российской Федерации




  Интернет-портал Правительства Российской Федерации




  Сервер органов государственной власти России




  Высший Арбитражный Суд Российской Федерации



  Верховный Суд Российской Федерации




  Консультант плюс




  ФАС Северо-Кавказского округа




  Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд




  Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд




  Арбитражный суд Ставропольского края




  Арбитражный суд Краснодарского края




  Арбитражный суд Ростовской области




  Ставропольский краевой суд




  Сайт Губернатора Ставропольского края




  Федеральные органы исполнительной власти России



  Адвокатская палата Ставропольского края




  Нотариальная палата Ставропольского края




  Арбитражный суд республики Дагестан




  Арбитражный суд Карачаево-Черкесской республики




  Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики




  Арбитражный суд республики Ингушетия




 Арбитражный суд Республики Северная Осетия - Алания




 Арбитражный суд Чеченской республики




 Арбитражный суд республики Калмыкия




 Арбитражный суд республики Адыгея



Автобиографическая статья и интервью с Романом Савичевым

Self made man

С английского на русский эта фраза переводится так: «человек, сделавший себя сам». В США, где в соответствии с американской мечтой каждый чистильщик  обуви имеет шанс стать миллионером, известным политиком или звездой шоу-бизнеса, определение «self made man» звучит как высшая похвала, признание заслуг и солидная рекомендация.

Роман Савичев — живое воплощение американской мечты, правда, - в условиях России, где «сделать себя», согласитесь, гораздо труднее. Потому что, к сожалению, страсть к халяве (вспомним пирамиду «МММ»), вера в чудеса и доброго царя — не самые лучшие качества нашего народа, который сегодня с трудом развивает в себе заново предпринимательскую жилку, «ампутированную» после 1917 года. Если прибавить сюда правовой нигилизм, недоверие к правоохранительным  и судебным органам (какая чудесная поговорка «закон — что дышло...»!), чиновничий произвол и повальную коррупцию, то нетрудно сделать вывод, что американскую мечту на российской почве могут реализовать  лишь люди по-настоящему талантливые, чудовищно работоспособные, обладающие пробивной силой кумулятивного снаряда. К счастью, такие люди есть, и их становится все больше. Вот история одного из них.

Белеет парус одинокий...

Роман Савичев родился 7 октября 1972 года в Ставрополе. Это красивый город на Юге России, основанный в 1777 году. Город — исторический, связанный с именами Екатерины II и князя Потемкина, полководцев Суворова и Ермолова, здесь посещала муза Пушкина и Лермонтова. Этот город легко полюбить, гуляя по его площадям и зеленым улицам, где многие здания сохранили шарм старины, а люди помнят свою родословную, хлебосольны и свободолюбивы...

Первое яркое детское впечатление 4-летнего Ромы — путешествие на теплоходе «Грузия», на котором капитаном был его двоюродный дедушка. Девять дней сказки: Черное море, ласковое солнце, красивые портовые города, роскошные пальмы, сочные мандарины. Почему нельзя всю жизнь плыть на этом теплоходе, любоваться на парящих в воздухе чаек, счастливых смеющихся людей и есть мандарины?!  Жизнь редко баловала его подобными подарками, и ответы на эти «детские» вопросы Роман получил рано, поскольку вырос  в бедной семье. Отец, Валерий Борисович, ушел к другой женщине, когда Роману было 11 лет. Был замом декана экономфака ставропольской сельхозакадемии, в 2001 году пропал без вести при невыясненных обстоятельствах. Основные хлопоты по воспитанию сына легли на плечи матери, Прасковьи Григорьевны, которая через полгода после развода тяжело заболела лейкемией. Работала, в т.ч. инженером-технологом в крайпотребсоюзе, пока хватало сил, получила инвалидность и скончалась в 1997 году, немного не дожив до рождения юридического агентства «СРВ» (аббревиатура расшифровывается просто: Савичев Роман Валерьевич). Ну а патриотизму, умению держать удар Романа научили два деда — ветераны Великой Отечественной войны...
Когда Роману было 10 лет, семья переехала в поселок СНИИСХ Шпаковского района, где отец получил новую работу. Здесь он и закончил СШ № 3 — с золотой медалью. Спортом начал заниматься с 11 лет — в легкоатлетической секции СДЮШОР. Конечно, было нелегко из поселка добираться в Ставрополь на соревнования  (иногда и пешком, если не было денег) — за 30 километров! Из упрямого мальца вырос чемпион Шпаковского района среди юношей по прыжкам в длину и в беге на 100 метров. Спорт научил дисциплине, умению ставить цель и побеждать. Эти две страсти — любовь к путешествиям и спорт — сегодня реализуются в полном объеме, несмотря на занятость: Р. Савичев с семьей побывал более чем в 70 странах, предпочитая морские круизы, имеет спортзал и бассейн дома, а в офисе регулярно проводит среди сотрудников «чемпионаты» по бильярду и настольному теннису. Но это все будет потом, гораздо позже...


Когда отец ушел, семья бедствовала. Конечно, не  голодала, но денег не хватало: на игрушки, красивую одежду, конфеты и мороженое. В детстве эта проблема переживается особенно остро: у кого-то есть коньки, велосипед, а  у меня нет. Почему?! Кто-то начинает методично «пилить» родителей и в конечном итоге добивается своего. А что можно потребовать от матери-инвалида? В 10 лет в Романе проснулся «бизнесмен»: как выяснилось, аквариумных рыбок, которых он давно разводил, можно продавать. По выходным стал ездить на Верхний Рынок в Ставрополь (самостоятельно!) торговать рыбками, водорослями, улитками. В удачный день получался доход в 3 рубля. В 15 лет предметом бизнеса стали хомячки, каждая особь приносила 3-4 рубля. Но «настоящие» деньги пошли уже перед окончанием школы: сдружился с  ребятами, которые научили его фарцевать. Нынешней  молодежи это слово не знакомо, а в конце 80-х оно было в ходу — особенно в вузах, где процветала подпольная торговля заграничным добром — джинсами, кроссовками и т.д. В общем, 17-летний Рома выменивал или покупал у иностранцев, строивших газовое хранилище, разные вещи. А затем продавал сверстникам. Сегодня такие заурядные операции называются коммерцией, а в советские времена фарцовщикам «светила» уголовная статья за спекуляцию. Кстати, многие из нынешних олигархов и известных бизнесменов (в т.ч. на Ставрополье) имели печальный опыт общения с милицией из-за предпринимательства, которому не было места в  стране победившего социализма. Немало и таких, кто реально отсидел по «экономической» статье.
 
Роману повезло — удалось избежать внимания ОБХСС. Деньги тратил на обычные подростковые нужды, правда, не все. Еще в 10-летнем возрасте мать открыла ему счет в Сбербанке, на который шли «хомячковые» и другие доходы. К концу 1989 года на книжке у юноши скопилось 1750 рублей — довольно большие деньги по тем временам. Через пару лет в результате «павловской денежной реформы» и распада СССР Роман стал банкротом: его вклад в Сбербанке «сгорел», как и у других соотечественников. Это был урок на всю жизнь, заключавшийся в том, что государству нельзя верить, что пропаганда всегда рассчитана на серую обывательскую массу и преследует цели, которые, как показывает практика, далеко не всегда реализуются в интересах «народа»...
 
 

Впрочем, Роман и в школе не был «серой мышкой». Как отмечают учителя и одноклассники, он был прирожденным лидером, но не из числа тех, кто насаждает свой авторитет кулаками, подавлением слабых и непослушанием на уроках. Его лидерство основывалось на качествах, которые греют душу любого педагога: неуемная жажда знаний (особенно по точным предметам), воспитанность и дисциплинированность. На уроках Роман всегда первым тянул руку, чтобы отвечать у доски, неизменно получал «5», помогал товарищам. «Все прислушивались к его мнению, -  вспоминает учительница по математике В. Доброницкая, - у Романа и сейчас много друзей сохранилось со школьных лет». Он был победителем многих районных Олимпиад, а в 1990 году занял первое место на краевой Олимпиаде по правовым знаниям.

Возможно, кто-то посчитает школьный период Савичева чересчур гладким, образцово-показательным, хотя и не без шероховатостей, учитывая семейные проблемы. Мол, типичный отличник, спортсмен, комсомолец — нацеленный на строительство коммунизма... Не все так просто. У круглого отличника Романа в Свидетельстве о 8-летнем образовании стоит «трояк» за поведение. В советские времена сия оценка означала, что  ученик — отпетый хулиган. Но Савичев таковым не был. Не был он и комсомольцем — демонстративно отказался  вступить во Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи (ВЛКСМ), за что и получил наказание - «тройку» за поведение. Замечу: в те времена отказ вступить в школе в ВЛКСМ — было явление почти невероятное (в комсомол не звали лишь откровенных дебилов, двоечников и завсегдатаев детской комнаты милиции) и наверняка могло поставить крест на будущей карьере. Конечно, Роман об этом знал и все-таки принял решение. Осознанное. В 14-летнем возрасте — это серьезная заявка на самостоятельность, готовность отвечать за свои поступки. Это говорит и об отсутствии конформизма (соглашательства), умении анализировать происходящие события и делать выводы. Р. Савичев так комментирует события той поры:
 

- Учителя были шокированы: как это, гордость школы, и вдруг «закусил удила» - не хочет в комсомол! Что повлияло на решение? В 14 лет я, конечно, не был убежденным «антисоветчиком», но что означает слово «диссидент» - знал. В 1986 году я с отцом был две недели в  Москве, посещал музеи, гулял по городу. Особенно нравился Старый Арбат с его книжными развалами, уличными музыкантами, толпами праздных людей — все это создавало удивительную, раскрепощенную атмосферу. Там я впервые услышал «профессиональных» диссидентов, которые собирали вокруг себя зевак и с огнем в глазах толкали речи о том, что КПСС — это плохо, что в СССР нет демократии, и как хорошо живется в западных странах, где эта демократия есть... Сегодня я, конечно, хорошо понимаю, что диссидентское движение — в массе своей — обильно финансировалось и поддерживалось западными спецслужбами для развала СССР, а слово «демократия» - это просто красивый фантик, в который можно завернуть любую, даже разрушительную идею. В то время, в 1986 году, я, четырнадцатилетний пацан, наслушавшийся диссидентов и накупивший на Арбате «вредной» литературы, пытался самостоятельно анализировать жизнь, события, поступки людей. Вопросов в голове была куча... И, кстати,  о поступках: первый секретарь Шпаковского райкома КПСС по-пьянке  сбил на машине двух девчонок. Все об этом знали, но партийный  князек отделался очень легко, его по-тихому перевели на  другую, непыльную руководящую работу. И этот факт тоже «упал» на чашу весов, когда я принимал решение отказаться от вступления в ВЛКСМ...

Впрочем, эта «строптивость» не повлияла на получение высшего образования. В 1990 году Р. Савичев поступил (по совету отца) в Ставропольский сельскохозяйственный институт, на экономфак, и закончил его экстерном в 1994 году с  красным дипломом, в котором значилась специальность: бухучет, контроль и анализ хозяйственной деятельности. Параллельно он учился заочно в Ставропольском филиале Московской государственной юридической академии, которую закончил, тоже экстерном, в 1996 году. Возможно, внутреннее чутье подсказало юноше, что успех его ожидает в будущем именно на юридической стезе, однако и отличное знание бухучета, как мы увидим, сыграло значительную роль в его судьбе...

Будучи студентом, Р. Савичев сполна познал «прелести» бытия в общежитии, под крышей которого провел два с половиной года. Ну а если учесть, что особо помогать ему было некому, зарабатывал на хлеб насущный все той же фарцовкой, перепродажей водки и сигарет (как признался, с несколькими товарищами отладил целый «бизнес»: снабжали общагу в ночное время горячительными напитками), писал за деньги курсовые работы и дипломы нерадивым студентам.

Свою первую и единственную любовь — Ларису — Роман повстречал в 18 лет, будучи на втором курсе сельхозинститута. Судьба их свела в мае 1991 года в ...терапевтическом отделении краевой больницы. Туда студента привезли с воспалением легких после похода в Приэльбрусье. Лариса работала в этом отделении санитаркой, поскольку для поступления в Ставропольскую медицинскую академию, куда она так стремилась, был необходим трудовой стаж по специальности. (Свою мечту Лариса осуществила — является дипломированным терапевтом). Через год они поженились и родили дочку — Анечку.

- Статус женатого человека и необходимость обеспечивать семью заставили меня всерьез задуматься о поиске хорошо оплачиваемой стабильной работы, - вспоминает Р. Савичев. - Это был 1993 год, только что отгремела приватизация, страна становилась на рыночные рельсы, стремительно нарождался новый класс — собственников. Огромные состояния сколачивались, на первый взгляд, буквально из ничего — из воздуха. Достаточно было иметь незашоренные мозги, предприимчивость, небольшой стартовый капитал и связи — и весь мир у  твоих ног... Я понял: у меня есть возможность выбиться в люди. Но как реализовать эту возможность семейному студенту, только что закончившему третий курс вуза, бедному как церковная мышь и, как говорят, не имеющему «блата»? И вот тут произошло событие, определившее мой жизненный путь, последующую карьеру, выбор бизнеса, постановку целей. В июне 1993 года я был принят специалистом II категории в известную компанию — в то время государственную - «Росгосстрах - Ставрополье»...

Глядя на сегодняшние достижения Р. Савичева, многие задаются вопросом: кто его «толкал», какая «мохнатая лапа» тянула его наверх, кто — покровители? Признаться, я тоже не удержался от этого вопроса. И выяснил, что «толчок» все-таки был, правда, всего один-единственный: помог ему устроиться на работу в «Росгосстрах - Ставрополье» дедушка — Савичев Борис Николаевич, участник Великой  Отечественной войны. Как оказалось, фронтовой товарищ дедушки - отец  генерального директора страховой компании Смыкалова Александра Сергеевича. Первый походатайствовал за внука, а второй попросил сына «посмотреть» на толкового студента. Вскоре гендиректор А. Смыкалов убедился, что Р. Савичев — удачное приобретение: через две недели Роман стал юрисконсультом, а через 10 месяцев, в марте 1994 года, - начальником юридического отдела! (К тому времени он закончил 4 курс юрфака). Чтобы оценить стремительность взлета карьеры студента, сообщаю: в компании «Росгосстрах — Ставрополье» было 35 филиалов по всему краю, 14 агентств, в ней работали 4000 человек. В подчинении самого Р. Савичева, как  начальника отдела, находилось 50 квалифицированных юристов.
 

В декабре 1994 году он получил красный диплом сельхозакадемии (специальность бухгалтерский учет), которую, напомню, закончил экстерном. Тогда же  гендиректор А. Смыкалов отправляет документы Р. Савичева в Москву — на согласование назначения на должность главного бухгалтера компании. Представляю себе переполох в столичном  офисе: на элитную должность главбуха — фактически человека № 3 — региональной структуры претендует 22-летний молодой человек, за плечами которого всего полтора года работы в организации. Р. Савичева вызвали в Москву, чтобы убедиться, что А. Смыкалов предлагает не «кота в мешке», а действительно незаурядного специалиста. С Романом проводил собеседование лично президент компании В. Резник («Я ему понравился», -  коротко прокомментировал ту встречу претендент). Через месяц, в январе 1995 года, был подписан приказ о назначении Р. Савичева главным бухгалтером. В марте 1996 года его назначают первым заместителем генерального директора «Росгосстрах - Ставрополье» с сохранением должности главбуха. Учитывая преклонный возраст и болезни А. Смыкалова, 23-летний топ-менеджер фактически возглавил компанию и, вероятно, вскоре де-юре сел бы в кресло генерального, однако уже в мае 1998 году Р. Савичев подал заявление об увольнении...
 

Конечно, он многим был обязан А. Смыкалову (которого уже нет в живых, но Р. Савичев до сих пор вспоминает о нем с теплотой). Гендиректора вполне можно назвать покровителем — в хорошем смысле этого слова — блестящего менеджера, в котором он видел своего преемника. И надо отдать должное А. Смыкалову: будучи человеком старой закалки, он умел разбираться в людях и ценил их, в первую очередь, за профессиональные качества и не побоялся выдвинуть на первые роли молодого специалиста  и отстаивать его кандидатуру в Москве. Это, можно сказать, уникальный случай для Ставрополья, да в России, наверняка, таких примеров не много. К сожалению, у нас сегодня все наоборот: на «хлебных» должностях, как правило, сидят старички, приросшие «пятой точкой» намертво к креслу и ревниво «задвигающие» любого потенциального конкурента. А как тут не помянуть различного рода препятствия, возникающие при трудоустройстве молодых специалистов? Посмотрите объявления о приеме на работу — хоть в государственные, хоть в коммерческие организации: требуют непременный стаж в три года. А откуда ему взяться у свежеиспеченного выпускника вуза? Это препятствие сегодня можно обойти либо «по знакомству», либо за взятку. В общем, Р. Савичеву в свое время крепко повезло.
Работа в компании избавила его от нужды и даже больше — сделала независимым с финансовой точки зрения. В банке появились сбережения «на черный день», уже в 1995 году он купил свою первую двухкомнатную квартиру, а через пару лет — пятикомнатную. Мог ли подросток, торговавший  рыбками и хомячками, мечтать о таких метаморфозах в недалеком будущем?! Скажу: не только мог, но и был уверен, что с его «мозгами» и настойчивостью, заряженностью на успех он обязательно «выбьется»  в люди». И это случилось. Однако возникает вопрос: откуда взялись средства — довольно большие даже для топ-менеджера солидной компании? Неуемная энергия Р. Савичева и, если так можно выразиться, нюх на деньги позволили ему подрабатывать «на стороне» - оказывать юридические услуги сразу нескольким фирмам. В 1994 году счастливый случай свел его с людьми, которые в числе немногих на Ставрополье не только быстро поняли, в чем состоит «фокус» приватизации, но и сумели эффективно его применить, построить свой бизнес, разросшийся ныне до личных финансовых и производственных «империй». Это С. Танский, О. Полужников, В. Поляков (сегодня — владелец концерна «Энергомера»), контролировавшие «Финансовую сберегательную компанию», «Финансовую компанию «СТЭК», чековый фонд «Южный» и через них — множество предприятий. Р. Савичев работал у всех юрисконсультом по договорам, был даже председателем ревизионной комиссии в «Южном» и в ОАО «Ставропольмебель». Судя по всему, сотрудничество было взаимовыгодным: в лице Р. Савичева работодатели получили не только классного юриста, обеспечивающего сопровождение значимых сделок и судебных тяжб (особенно с налоговой инспекцией), но и выдающегося бухгалтера, придумавшего не одну схему — впрочем, законную — оптимизации налогообложения. Кроме этих фирм к началу 1998 году Р. Савичев «вел» еще около 15 сельхозпредприятий, в основном специализируясь на делах, связанных с переделом собственности. (Кстати, некоторые из первых клиентов сохраняют ему верность и по сей день!). Разумеется, пошли первые «настоящие» деньги, которые были использованы на налаживание быта молодой семьи, в т.ч. покупку недвижимости. Как признает Р.  Савичев, в некоторые, особенно удачливые месяцы удавалось заработать до 20 тысяч долларов.
В конечном итоге он понял, что уже «вырос» из штанов страховой компании — пусть даже такой солидной, как «Росгосстрах - Ставрополье». Работа в ней обогатила его управленческим опытом, умением работать с людьми, воспитала дисциплинированность, ответственность за принимаемые решения. И что немаловажно, Р. Савичев «оброс» нужными связями во многих сферах деловой и политической жизни края. Поэтому неудивительно, что ему захотелось самостоятельности, полной независимости, да и неприлично было сидеть сразу на двух стульях. Нужно было выбирать. Р. Савичев принес А. Смыкалову заявление об увольнении и рассказал о мотивах своего поступка. Мудрый гендиректор выслушал своего первого зама и, как говорится, «благословил» на вольные хлеба, поняв, что отговаривать бесполезно.

Особых размышлений по поводу выбора направления бизнеса не было. Большая приватизация уже завершилась, «пирог» разделили умные люди (а нередко и просто нахрапистые ловкачи и откровенные мошенники), снявшие все сливки. Легких и быстрых денег больше не предвиделось, а потому с организацией финансовой компании Р. Савичев «заморачиваться» не стал: как говорится, кто не успел, тот опоздал. К тому же на горизонте уже маячил финансовый кризис, который нарекут нерусским жутким словом «дефолт». Многие фирмы и предприятия, поддавшись спекулятивному азарту, бездумно «загнали» деньги в государственные казначейские облигации и облигации федерального займа, по которым доходность — уже перед самой агонией — повысилась до 250% годовых. Однако продать эти ценные бумаги без больших потерь уже было невозможно. Кстати, по словам Р. Савичева, даже компания «Росгосстрах — Ставрополье», поддавшись эйфории наживы, вложила до 90% свободных активов в ГКО и ОФЗ. И опыт работы на финансовом рынке, обостренное чутье подсказывали ему, что эти деньги «сгорят». Так оно и случилось в дальнейшем — грандиозный мыльный пузырь лопнул: в августе 1998 года государство объявило о дефолте (о невозможности платить по своим обязательствам). В один день по всей стране были разорены тысячи фирм и индивидуальных предпринимателей, банки заморозили счета организаций и прекратили выплаты по вкладам, которые стремительно обесценились в результате последующей деноминации. Государство российское в очередной раз напомнило своим гражданам, что они зря расслабились: относительно стабильная и сытая жизнь завершилась крахом.

18 лет «СРВ»: совершеннолетие бизнес-империи

Роман Савичев зарегистрировал свою  фирму за два месяца до дефолта, 11 июня 1998 года он получил государственную лицензию на право оказания платных юридических услуг. Этот день является официальной датой рождения его личной империи, носящей ныне имя ОАО «Юридическое агентство «СРВ». 

О развитии этой империи, об отношении к деньгам и бизнесу, к власти и людям он откровенно рассказал в интервью, которое впервые было опубликовано в первом издании книги «Победа — наша работа» в 2013 году в связи с 15-летним юбилеем юридического агентства. В дальнейшем мы с Р. Савичевым актуализировали и отчасти обновили этот текст с учетом ряда важных событий, связанных с развитием «СРВ», освоением новых направлений бизнеса, в том числе в медиасфере. Появились здесь и оценки общественных деятелей, звезды которых недавно взошли на  политическом небосклоне России, а также тех, кто уже, как говорится, вышел в тираж. Здесь есть и размышления об экономических проблемах края в период очередного кризиса. В обновленной версии интервью, подготовленной для нового издания книги «Победа — наша работа» к 18-летию юридического  агентства «СРВ», не обойдена вниманием и тема выборов в Государственную Думу России осенью 2016 года. 

Бизнес
- Роман Валерьевич, сегодня ваша юридическая фирма является крупнейшей в Ставропольском крае — это факт, который, кажется, никто не оспаривает. Впечатляет, конечно, не только численность персонала — более пятидесяти высококвалифицированных сотрудников солидно даже по столичным меркам! - но и количество  дел, рассмотренных в судах: около 2000 - за восемнадцатилетнюю историю юридического агентства. Не страшно ли было открывать бизнес? Советовались ли вы, например, с друзьями?

- Ну... вообще-то, я человек не из боязливых. Можете навести справки! А если серьезно, то я, будучи холериком и обладая взрывным темпераментом, все-таки отношусь к категории людей, которые семь раз отмеряют и один раз отрезают, тем более, если речь идет о значительных проектах и далеко идущих решениях. Открытие юридического агентства — это было осознанное, взвешенное решение, особенно если учесть, что у меня уже было более десятка постоянных клиентов.

А что касается друзей, - их немного и практически все они из детства, из прошлой школьной жизни. Мы поддерживаем связь, иногда встречаемся, в т.ч. на день выпускника. Если возникает необходимость — я с удовольствием им помогаю, и они — мне в каких-то вопросах. Но, знаете, я и раньше и теперь предпочитаю не «загружать» друзей, и уж тем более не принимаю «насоветованных» решений. Выслушать могу, но поступки у меня всегда самостоятельные, основанные на всестороннем анализе. Не буду скрывать, я и на работе — авторитарный руководитель, в демократию не играю. Отчасти это связано с тем, что бизнес у меня очень серьезный: фигурируют большие деньги, солидная собственность, коммерческие тайны, репутация клиентов. Здесь нельзя шутить и работать спустя рукава. А вот полезную инициативу сотрудников я приветствую и всячески поощряю. Но контроль всегда оставляю за собой.

- Можно ли отсюда сделать вывод, что вы не верите людям, даже друзьям?

- Смотря в чем, и при каких обстоятельствах... Дружбы «быстрой» не бывает, например, после совместного посещения ресторана или бани. Нужно, как говорят в народе, съесть не один пуд соли с человеком, чтобы доверять ему в каких-то  вопросах. Не во всех, конечно. Например, далеко не каждый может выдержать испытание властью, деньгами. Поясню мысль: лет десять назад я очень приблизил к себе одного человека, считал его другом, даже сделал заместителем по фирме. К сожалению, он нарушил адвокатскую этику, тайно перешел на сторону противника, с которым мы сражались в суде, снабжал его конфиденциальной информацией — думаю, не бесплатно. А закончилось все элементарным шантажом с вымогательством у меня крупной суммы денег. Я на шантаж не  поддаюсь никогда, а заместителя просто  выгнал. О том случае помню постоянно и с тех пор боюсь приближать к себе сотрудников, когда речь идет о ценной коммерческой информации, о серьезных тайнах клиентов. Не хочу вводить их в искушение. Понимаю, что «человек слаб» и могу простить многое, но не предательство..

Впрочем, простить даже предательство — не фатальное, конечно, я готов только горячо  любимой жене, Ларисе. Но, уверен, до этого никогда не дойдет. У нас с ней настоящая любовь, основанная на взаимном понимании  и уважении. Лариса у меня триедина в одном  лице, и в зависимости от ситуации — сестра, жена, мать — нашей обожаемой дочери Анечки. И раз уж речь зашла о семье, прошлый 2015 год был для нас тяжелым: после длительной болезни скончалась мама Ларисы, моя теща Анисимова Нина Наумовна. Она была доброй, мудрой женщиной, путеводным  маяком для нас с женой. Однако в том году, наверное, чтобы смягчить утрату, судьба подарила нам большую радость, дочка Анна вышла замуж, теперь она — Степаненко. Ее избранник Александр закончил факультет информационных технологий и телекоммуникаций в СКФУ. Сейчас в этом же вузе он завершает образование на юридическом факультете, который, кстати, Анна уже закончила. У дочери, несмотря на молодость, несколько лет рабочего стажа, она  юрисконсульт в «СРВ». У меня же в компании работает и Александр, уже третий год. Начинал  системным администратором, а сейчас первый заместитель  генерального директора ООО «Коллекторское бюро «СРВ». Очень грамотный, быстро прогрессирующий профессионал, с которым мы связываем большие надежды.
 
 

- У вас, генерального директора юридического агентства «СРВ», несколько заместителей, но всего один первый зам  - ваша супруга. Каков спектр ее обязанностей, может ли она в  производственных вопросах повлиять на решения мужа?

- Главная ее должность — это жена. Серьезно! Очень ответственная и многотрудная работа! А в юрагентстве она занимается проблемами коммерции и маркетинга, отвечает за кадровую политику. Кстати, Лариса закончила экстернат по психологии и хорошо разбирается в людях, видит в них «второе дно», которое многие, по понятным причинам, не стремятся выставить на всеобщее обозрение. Женщина-рентген! Она знает всех клиентов фирмы, а их, постоянных, больше сотни. Многие производственные проблемы, конечно, обсуждаем, даже дома. Жена может мне что-то посоветовать, она иногда страхует меня от ошибок. В результате я могу изменить первоначальное мнение. Но, скажу честно, стремлюсь избегать дискуссий по вопросам, по которым я уже принял решение. Это решение может оказаться в итоге неудачным, но мне за него отвечать, никогда не перекладываю ответственность ни на чьи плечи... Последние годы  у Ларисы выдались очень напряженными: я, каюсь, «повесил» на нее ряд проблем, связанных со строительством нового офиса для юридического агентства. На ней было все — коммуникации, дизайн, отделочные работы, мебель, оборудование. Слава богу,  этот кошмар кончился, и мы переехали. Офис получился первоклассный. Скольких это стоило трудов и нервов, может понять лишь тот, кто занимался капитальным ремонтом квартиры. Да и то лишь приблизительно — масштабы разные Теперь я ее вечный должник!


- Роман Валерьевич, а как отреагировала супруга на ваше желание уволиться из компании «Росгосстрах — Ставрополье» и создать свою фирму?

- Я не говорил, что собираюсь уходить. И поставил ее уже перед фактом, иначе голосование, боюсь, было бы не в мою пользу. Годы работы в компании «Росгосстрах -  Ставрополье» принесли достаток, стабильность, уверенность в завтрашнем дне. А тут приходит муж и заявляет: все, дорогая, я уволился... Конечно, Ларису пугала неопределенность. Но решение уже было принято... Вспомнил сейчас фразу Владимира Путина, которую он произнес, кажется, перед Федеральным Собранием, отчитываясь о работе: «Я пахал, как раб на галере!». Очень точные слова, если охарактеризовать темп моих трудов в первые годы. Я ведь начинал как индивидуальный предприниматель, и лишь спустя несколько месяцев позволил себе взять сначала одного помощника, потом второго, третьего... Работали практически без выходных и отпусков — создавали клиентскую базу, репутацию, имидж юридического  агентства. И всегда рядом была жена — со своей любовью и поддержкой. Многие не выдерживали, увольнялись. И это при том, что размер денежного вознаграждения за плодотворный интенсивный труд всегда был значительно выше, чем в других организациях юридического профиля. Сегодня почти во всех семьях моих сотрудников есть автомобили (если они этого хотели), зачастую престижных марок, многие покупают квартиры, отдыхают на хороших курортах.

- Как происходит отбор сотрудников, какие качества приветствуются? И вообще, может ли к вам попасть на работу «человек с улицы»?

- В связи с расширением деятельности «СРВ» мы время от времени принимаем новичков — на конкурсной основе. Даем объявление в газетах, причем не  ограничиваем соискателей ни возрастными рамками, ни стажем работы.  То есть даже свежеиспеченный выпускник юрфака может прийти, предложить свои услуги. И приходят... К сожалению, очень часто я сталкиваюсь на собеседовании с низким уровнем образования - даже у выпускников с красным дипломом, что, как ни печально, свидетельствует о плохом качестве преподавания на юрфаках в ставропольских вузах. Ладно, у них нет практики, но ведь и в теории плавают...

Высокий уровень знаний, собственно юриспруденции, важен, но претендент на должность в «СРВ» должен быть еще и целеустремленным, коммуникабельным — но не болтливым! -  человеком. Морально устойчивым, гибким, обладающим даром убеждения и поиска компромисса — при необходимости. Ну и, конечно, он должен быть предан фирме, соблюдать адвокатскую этику, уметь хранить коммерческие тайны доверителя.
 

- Я как-то общался с одним из ваших клиентов, руководителем крупного холдинга. Оказавшись невольным наблюдателем, он был просто в восторге от вашей методики проведения собеседований, где  среди вопросов юридического свойства могли быть и совсем «посторонние» - например, о высочайшей  горе в мире, об отношении к деньгам и т.д. Но, с другой стороны, как предугадать, а будет ли человек предан фирме?

- Некоторые необходимые качества мы воспитываем уже в ходе совместной работы. Главное, чтобы у человека была нужная база, «стержень».

- Высокооплачиваемая работа предполагает, что  на нее тут же «слетаются» детки чиновных родителей и всяких «нужных» людей. Приходится ли трудоустраивать кого-то «по блату», по высокой протекции?

- Скажу откровенно, такие обращения бывают. Но я никогда не возьму «кота в мешке». Даже если попросит губернатор! Прежде всего требуются личностные качества, о которых я уже говорил. Это  первично, а вторично — всякого рода ходатайства. Юридическому агентству не нужен так называемый «офисный планктон». У нас деньги платят за работу, за результат. Меня не поймут, если единственным достоинством нового сотрудника будут «красивые глаза» или чиновный папа...
 

Сегодня в ОАО «Юридическое агентство «СРВ» работают свыше 50 человек, у нас серьезная служба безопасности и известные консультанты. Например, советником генерального директора по стратегическим вопросам является экс-прокурор Ставропольского края Юрий Михайлович Лушников. За 18 лет с участием нашего юрагентства рассмотрено в судах около 20000 дел! Географически деятельность «СРВ», имеющего, кстати, ряд филиалов, давно вышла за пределы края. Ростов, Краснодар, Владикавказ, Черкесск, Махачкала, Грозный, Нальчик, Астрахань, Ханты-Мансийск, Казань, Санкт-Петербург, Москва — это далеко не полный перечень городов, где «прописаны» юридические и физические лица, являющиеся нашими клиентами. Причем среди клиентов - не только бизнес-структуры, но и федеральные, краевые, муниципальные предприятия, органы местного самоуправления. Приведу такой показательный пример, свидетельствующий о масштабах деятельности «СРВ»: поздравляя с  государственными праздниками, мы рассылаем открытки для более чем двух тысяч человек, работающих  в структурах всех трех ветвей госвласти. Плюс сотни клиентов из бизнес-кругов. Кроме того, наши клиенты бесплатно получают журналы, которые  издает «СРВ»:  «Вестник хозяйственного  правосудия Южного и Северо-Кавказского федеральных округов» и и «Известные люди Юга».

- Роман Валерьевич, с чем связана такая «экспансия» фирмы за пределы края — высокая конкуренция дома, на Ставрополье?

- Любая фирма жива до тех пор, пока она развивается, осваивает новые направления деятельности, новые рынки, технологии и т.д. Поэтому мы не стоим на месте и ведем свой бизнес, признаюсь, в довольно-таки агрессивной манере. На Ставрополье «СРВ» не ощущает сколь-нибудь заметной конкуренции. И не только потому, что является самым крупным игроком. Сам краевой рынок юридических услуг слаборазвит, он не  насыщен предложениями услуг. Вернее, есть множество индивидуалов и фирмочек, жаждущих легких денег, но очень мало профессионалов с большой буквы, способных качественно вести и результативно завершить дело клиента.
 
- Но и тарифы, говорят, у вас не для бедных...

- Знаете, «СРВ» может бесплатно взяться за  дело, вызывающее большой общественный резонанс. Таких громких процессов, где мы участвуем совсем даром или за символические деньги, немало. Это работа на имидж. Но в целом вы правы: «СРВ» предоставляет услуги состоятельным клиентам, по делам, где сумма иска исчисляется, как правило, десятками, а порой и сотнями миллионов  рублей. Небольшая, малоопытная фирма  такие дела просто «не потянет», поэтому обращаются к нам.

- Ставрополье — край аграрный, а АПК, как известно, сейчас переживает не лучшие времена. Много ли хозяйств этой отрасли могут себе позволить сотрудничать с «СРВ»?

- Не все так плохо, как кажется. У юрагентства сегодня около 100 клиентов — именно сельхозпредприятия, и большинство из них сильные, стабильные хозяйства. Есть, конечно, и слабые — но это временные клиенты, решающие с нашей помощью какую-то разовую локальную проблему — например, отбить атаку рейдеров.

- Связан ли выход «СРВ» на рынки за пределы края с истощением, образно говоря, «жилы» крупных клиентов, предлагающих солидные гонорары?

- Отчасти связан. «СРВ» не берется за мелочевку, на этом поле работают другие. На Ставрополье нам уже тесно, если говорить о сложных громких делах и, соответственно, солидных гонорарах. Поэтому мы активно ищем новые рынки, новых работодателей. Или они ищут нас.

- И все-таки, не далеко ли вы  забрались? Я имею в виду, например, Санкт-Петербург, Москву. Бытует мнение, что там своя высокопрофессиональная юридическая «мафия» и чужакам туда не пробиться.

- Насчет «мафии» вы правы. А в отношении поголовного столичного «высокопрофессионализма» можно поспорить: есть и отличный уровень, но в основном он посредственный и даже плохой. И пробиться туда вполне реально  с качественными услугами, может быть, нестандартными, если речь идет о какой-нибудь новой нише. В общем, нужно иметь мозги, хорошую репутацию и знать, чего хочет клиент.

Обыватель почему-то нередко раболепно настроен по отношению к Москве. Вот, мол, столичный юрист — это круто! А знаете ли вы, что, например, выходцы с Кавказа не доверяют московским адвокатам? И не только с Кавказа...

- Интересно почему?

- Московские адвокаты очень часто предают, «сливают» тайны клиентов их конкурентам, если на кону большие деньги. Кавказцы этого боятся и ищут надежные юридические фирмы из других регионов, даже если их бизнес находится в Москве. У меня, например, много клиентов из Северо-Кавказского федерального округа, у которых нередко возникает необходимость представлять их интересы в Москве. Делайте выводы...
 
 

- Как известно, «СРВ» в основном специализируется на  хозяйственном праве, предоставляя услуги юридическим лицам, в т.ч. в арбитражных судах. Означает ли это, что вы сторонитесь уголовных дел?

- Традиционно так сложилось, что СРВ» в основном занимается обслуживанием интересов крупного бизнеса. Но в последние годы юридическое агентство активизировало работу на рынке услуг физлицам. Разумеется, мы не сторонимся и уголовных дел,  которые  в «копилке» выручки от деятельности «СРВ» составляют где-то 20 процентов, т.е. это довольно весомый сегмент выручки. Другой вопрос, что не все эти дела на слуху в силу своей специфики, и мы их не афишируем. Например, какой-нибудь солидный клиент (а «простых» клиентов с улицы с какой-нибудь хулиганской статьей у нас не бывает) ставит условие, чтобы не было утечек в прессу, и мы, конечно, идем навстречу. Однако не редко подзащитные просят подключить СМИ, когда становится ясно, что следствие  или суд ангажированы и заинтересованы в выносе несправедливого решения. В практике «СРВ» все больше резонансных уголовных дел, в том числе бывших  глав администраций муниципалитетов, региональных чиновников, среди которых есть довольно крупные. И процент успешного исхода у нас довольно велик: какие-то уголовные дела «развалились» в суде, а по некоторым удалось добиться условного наказания или применения амнистии. Особенно нам нравятся уголовные дела экономической направленности. «Любимые» статьи УК РФ — это  мошенничество, растрата, присвоение чужого имущества, превышение и злоупотребление должностными полномочиями, подделка документов, доведение до банкротства, налоговые и таможенные преступления. Я вас не шокировал?
 

- Нет. Если исходить из того, что адвокат — тот же доктор, который оказывает помощь даже преступникам.

- Вот именно. А сермяжная правда заключается еще и в том, что в нашей стране возбуждение уголовного дела даже по «страшной»  статье вовсе не означает, что человек совершил инкриминируемое ему преступление. Есть такое расхожее выражение: «следователь шьет дело». За мою практику я много раз убеждался: «сшить» дело можно на любого, и попробуй потом докажи, что не верблюд. Очень распространены дела «на заказ», когда нужно, хотя бы временно, нейтрализовать несговорчивого руководителя, дестабилизировать работу предприятия в момент рейдерской атаки. В ход идут любые обвинения, находятся «свидетели», сребролюбивый следователь — и пожалуйте в кутузку. Дело даже может до суда не дойти, человека психологически «ломают» на предварительной стадии. Например, был у меня клиент — директор немаленького перерабатывающего предприятия, которое  захотел «скушать» один олигарх ставропольского розлива. А клиент уперся. В отношении него состряпали уголовное дело и посадили за решетку. Я его предупреждал, чем может закончиться противостояние. И готов был отстаивать его интересы даже в следственном изоляторе. Однако человек переоценил свои силы: несколько дней на бетонном полу, издевательства, воспаление легких — и когда ему в камеру принесли пакет документов, он подписал все, что интересовало того олигарха. Тут я уже ничем помочь не мог... К чему эта история? Очень часто из нормальных порядочных людей «делают» мошенников и аферистов, которым нужен адвокат. Как правило, «СРВ» ведет уголовные дела vip-клиентов, т.е. руководителей фирм и организаций, которые находятся у нас  на обслуживании. Разумеется, далеко не всем руководителям приходится выступать в роли подследственных, но, как говорится, от тюрьмы и от сумы не зарекайся...

- Я вот подметил один интересный момент: в год рождения «СРВ» - 1998-й — и сегодня, спустя 18 лет, Россия снова переживает экономический кризис.  И в первый период, и во второй, юридическое агентство наиболее активно набирает клиентуру — несмотря на спад производства, нестабильность в экономике. Чем объяснить этот парадокс?

- А здесь нет никакого парадокса. Например, по время чумы в средневековой Европе самым востребованным товаром был уксус — для дезинфекции. В наши дни, как только наступает грипп — тут же из аптек разметают антивирусные средства. А во время кризиса умирают и рождаются новые предприятия, причем оба процесса нередко мучительны, и в качестве доктора приглашают юриста. Кризис — это время ожесточенных войн за передел собственности, и когда экономическая ситуация нестабильная, когда конкурент ослаб -  расправиться с ним можно при минимальных затратах.

- Попробую перефразировать известное выражение: кому «война», а  юристу — мать родна...

- Звучит цинично, но по сути верно: во время кризиса юридические фирмы, специализирующиеся на хозяйственных спорах, процветают. Если, конечно, они работают профессионально.

- Какие категории дел наиболее часто встречаются в практике «СРВ»?

- Банкротства, слияния и поглощения предприятий — особенно в результате рейдерских атак, взыскание долгов. Довольно часты судебные тяжбы с налоговыми, таможенными и другими государственными органами. Если составить рейтинг, то больше всего юридическое агентство «СРВ» ведет споров по взысканию долгов, на втором месте банкротства, третье-четвертое места делят между собой дела, связанные с правом собственности на недвижимость и корпоративные споры. В период кризиса  заметно больше стало у юристов работы по  налоговым вопросам. Что и понятно: госбюджет испытывает острый дефицит средств, и перед налоговиками стоит задача наполнить его с помощью даже «непопулярных» мер,  в том числе частых проверок, ужесточения контроля. Нередко они «на ходу» изменяют практику рассмотрения налоговых споров, что порой ставит в тупик даже законопослушных налогоплательщиков. Многие из них обращаются в «СРВ» за защитой своих прав и параллельно мы решаем задачи оптимизирования сделок, используя, разумеется, только легальные методы налогового планирования.

Что касается наращивания клиентской базы, то весьма  показательно наше развивающееся сотрудничество с  лидерами энергетического рынка России. В этом списке ряд крупных генерирующих компаний и гарантирующих поставщиков. Мы как-то посчитали, что обслуживаем  предприятия, на счету которых примерно половина мощности, вырабатываемой на рынке электроэнергетики страны.

- Впечатляет. Но лично меня удивил и тот факт, что по итогам 2015 года в рейтинге 300 ведущих юридических компаний России, который традиционно составляет авторитетнейший портал «Право.ru», очень высоко отмечена работа юридического агентства «СРВ» по весьма специфической отрасли права  - морскому. Ну и, конечно,  пользуясь случаем, поздравляю вас с победой в одной из номинаций рейтинга «Право.ru – 300»: «СРВ» признана крупнейшей региональной юридической фирмой в России по объему выручки.

- Спасибо. Для нас это высокая оценка со стороны профессионального сообщества и стимул двигаться дальше. Кстати, успех этот не является «скоропостижным». К нему мы шли долго: по итогам 2013 года юрагентство «СРВ» заняло 11-ю позицию, в 2014 — мы выросли до четвертого места, а теперь — стали лидером. А что касается высоких позиций в работе по морскому праву, то для большинства наших ставропольских клиентов эта услуга, конечно, неактуальна — портов в крае нет. Однако на самом деле «СРВ» уже давно и успешно обслуживает многие речные и морские пароходства. И, к слову, в рейтинге «Право.ru – 300» в номинации «Лучшие  юридические компании по сложности и объему проектов в различных отраслях права» наша работа занимает верхние строчки не только в области морского права, но и гражданского судопроизводства, арбитражного процесса.
 
    

- Подобного рода рейтинги помогают привлекать клиентов?

- Знаете, я с осторожностью отношусь к опросам и рейтингам всяких «левых» организаций-однодневок, преследующих в первую очередь корыстные цели. Что же касается портала «Право. ru», то он давно заслужил авторитет в профессиональном  юридическом сообществе. Пожалуй, он пока единственный, кто занимается системным исследованием российского рынка юридических услуг. И конечно, его рейтинг — особенно в период экономической и политической  нестабильности — служит надежным ориентиром для потребителей юридических услуг, в том числе и иностранцев. Когда на кону большие деньги, коммерческие тайны и деловая репутация, никто не станет выбирать в партнеры первую встречную юридическую контору.

Новые проекты

- Роман Валерьевич, какие направления деятельности юридических фирм распространены в Европе, но пока не очень востребованы в России? Будете ли вы внедрять этот опыт на Ставрополье?
 

- В США и развитых странах Европы «стаж» демократии насчитывает многие десятки лет, поэтому защита прав человека и бизнеса там доведена до совершенства, и  некоторые услуги, предлагаемые юридическими фирмами, у нас в России могут считаться даже экзотикой. До недавнего времени экзотикой, например, была защита авторских прав. У нас в стране не считалось грехом украсть чужую интеллектуальную собственность и выпустить пиратский тираж какого-нибудь концерта или фильма. Сегодня с пиратством борются, но без большого энтузиазма. И все же позволю себе сделать прогноз. Я думаю, что Россию ожидает бум, связанный с регистрацией товарных знаков, брендов, доменов, обслуживанием интеллектуальной собственности. Не прогадают и те юристы, которые будут специализироваться на наследственном  праве. На Западе эта категория дел — наследственных,  семейных  (разводы, алименты и т.д.) - является очень востребованной. А юридическое агентство «СРВ» не только  планирует осваивать эти ниши, но и уже активно работает в этом направлении. Правда, пока в основном на Ставрополье. Но есть идея открыть в Москве компанию по обслуживанию вип-клиентов, где состоятельные люди смогут получать комплекс услуг, связанных с вопросами недвижимости, наследственным, семейным правом и т.д.

- Не боитесь прогореть? Например, шумные бракоразводные процессы — не в обычае для россиян, да и брачные контракты пока в диковинку...

- Вот именно — пока. Я чувствую, что этот рынок услуг очень многообещающий. Если говорить о перспективах, то параллельно «СРВ» приступило к развитию  финансового бизнеса: значительные средства уже вложены в ценные бумаги, которые котируются на ММВБ и РТС. Пока речь идет о временно свободных средствах «СРВ», моей семьи и друзей. Этот бизнес в стадии становления и, уверен, у ООО «Консалтинговая группа «СРВ» большое будущее.

Очень хорошо пошел новый проект - коллекторское бюро «СРВ», которое возглавляет Виктория Анисимова, сестра моей супруги. Этот бизнес — по взысканию долгов — стал особенно актуален в последние полтора-два года по мере разрастания в стране экономического кризиса. «СРВ», как говорится, оказалось в тренде, поспешив выйти на рынок коллекторских услуг со своими предложениями. В настоящее время действуют уже шесть новых региональных структур, объединенных под крылом коллекторского бюро «СРВ», - на Юге страны и даже в Москве. В планах Воронеж и Крым.

- По сути, коллекторские агентства выполняют работу судебных приставов. Они, приставы, не справляются? Откуда такой вал «повисших», невзысканных долгов, причем даже и в бюджет?

- Служба судебных приставов, будучи федеральной структурой, связана в своей деятельности многими ограничениями — порой неоправданными — на законодательном уровне. Здесь большая кадровая текучка, не продумана стимулирующая составляющая и поэтому высоки коррупционные риски. На их фоне коллекторские агентства действуют более эффективно. Вообще частный бизнес, не открою секрет, более мобильный и эффективный, нежели государство. Вот, например, в республиках Северного Кавказа цивилизованная грамотная работа с долгами — большая редкость, хотя там за редким исключением все предприятия должны друг другу. Фактически грянул новый кризис неплатежей, сравнимый с тем, что был в 90-х годах прошлого века. И в этих условиях клиентская база коллекторского бюро «СРВ» пополнилась северо-кавказскими компаниями, владеющими тепловыми электростанциями, коммунальными предприятиями, для которых вопрос сбора долгов весьма актуален. Наши коллекторские услуги востребованы и у газовиков, которые страдают из-за неплатежей промышленных потребителей.  А еще коллекторское бюро «СРВ» специализируется на покупке портфелей долгов у юридических лиц. Бизнес этот для России относительно новый и рискованный, к тому требующий значительных финансовых средств. 
 
 

- Если говорить о новых проектах, то нельзя обойти вниманием тот факт, что в последние годы «СРВ» активно развивает непрофильную для себя медийную нишу. Успешно функционирует журнал «Вестник хозяйственного правосудия Южного и Северо-Кавказского федеральных округов», бьет рекорды посещаемости медиапортал vipstav.ru — своеобразная энциклопедия о более чем 1600 персонах из 15 российских регионов, и вот очередной проект — журнал «Известные люди Юга». Это окупаемый бизнес или  в большей степени имиджевые проекты, созданные для продвижения бренда «СРВ» и лично вашей персоны?

- Я уточню: «Вестник хозяйственного правосудия» выпускается уже около десяти лет! Он аккумулирует информацию о наиболее резонансных делах, рассмотренных в судах ЮФО и СКФО, в том числе с участием специалистов юридического агентства «СРВ». Это отчасти и образовательный проект, полезный для студентов юридических вузов.

Медиапортал  vipstav.ru и журнал «Известные люди Юга» - более поздние детища: первый функционирует около трех лет, второй — год. Все эти проекты, особо хочу подчеркнуть, некоммерческие! И что особо важно — абсолютно «белые», то есть никто не найдет там «заказуху», опубликованную с целью опорочить какого-нибудь деятеля, его бизнес, карьеру. На этом портале уже собрана информация примерно о 2000 деятелях Юга страны и Крыма, причем не только политиках и бизнесменах. И еженедельно это «хранилище» пополняется, в том числе и за счет комментариев, которые там оставляют неравнодушные граждане. Ежедневно  vipstav.ru посещают в среднем около 36 тысяч уникальных пользователей и не только из России, но и США, Канады, Японии, Австралии и других стран. Счетчик просмотров биографий показывает цифру, приближающуюся к 8 миллионам! А комментариев на сайте оставлено уже свыше 15 тысяч. Мы строим планы дальнейшего развития медиапортала, «экспансии» на другие регионы России. А что касается его работы на имидж «СРВ», то здесь вы абсолютно правы, и эффект, между прочим, колоссальный. Причем, есть уже и отдача вполне материальна: десятки руководителей предприятий, попавшие в рейтинг  vipstav.ru, заключили в итоге с «СРВ» договоры на юридическое обслуживание.
Деньги

- Сталкивались ли вы с такой ситуацией: у предприятия полно долгов, множество кредиторов — начиная от банка и заканчивая пенсионным фондом, но оно не хочет или не  может расплатиться и предлагает вашему  юридическому  агентству «придумать» схему, как  не отдавать деньги. Возьметесь за такую работу?

- Вы нарисовали типичную ситуацию, не являющуюся редкостью для Ставрополья, да и других регионов. В  практике «СРВ» таких дел немало, но подход в каждом случае — индивидуален. Мы можем, как вы говорите, «придумать» и реализовать любую схему  при одном условии — она не будет связана с криминалом. Существует множество легальных, вполне законных способов решать такие  проблемы, в т.ч. через суд. Жизнь очень богата на различные «повороты», и обстоятельства, которые привели то или иное предприятие к банкротству, далеко не всегда свидетельствуют  о том, что директор — вор и его цель - «кинуть» кредиторов. Директор может быть просто слабым менеджером, его могли «подставить» партнеры, обмануть «друзья» или поставщики, он мог заключить по глупости кабальный договор займа, а потом — сбежать от ответственности, например, в Москву  или заграницу. Допустим, вместо  него приходит не жулик, а новый толковый руководитель, который, проанализировав документы и поняв, что предприятие не обязательно   банкротить, а  людей не нужно увольнять, ищет варианты спасения. Тот же кабальный договор займа можно оспорить в суде, сомнительные сделки — признать недействительными и т.д. В наших судах при грамотном подходе можно заволокитить любое дело — и на год, и на два. И даже если дело не будет выиграно, временная фора нередко  позволяет должнику прийти в себя, стабилизировать работу предприятия и договориться с кредиторами о полюбовном  решении проблемы. Разумеется, юридическое агентство «СРВ» берется за такую работу, правда, она не дешево стоит.

- Кстати, мне доводилось слышать такие оценки: мол, работает «СРВ», конечно, результативно — может «вытащить» из любых переделок, но дорого берет за свои услуги...

- По поводу «любых переделок» - это, конечно, преувеличение. Ни одна юридическая фирма, ни один адвокат — каким бы знаменитым он не был — не имеет 100-процентную статистику выигранных дел. Это сказки, рассчитанные на несведущую публику. Я думаю, что средним является показатель  50 на 50 — для фирм, специализирующихся на серьезных делах, запутанных хозяйственных спорах. В юридическом агентстве «СРВ» проиграно лишь 20 процентов дел. Любой профессионал вам скажет, что это очень хороший показатель, недостижимый для многих. Однако и среди этих 20 процентов не все безнадежны: иногда проходит год, два, три и, действуя по принципу «капля камень долбит», удается «вытащить» какое-нибудь дело, казавшееся бесперспективным. Иногда это похоже на чудо...

А что касается гонораров на услуги «СРВ», я не скрываю: да, дорого. Хотя, все в этом мире относительно — кто-то ездит на «жигулях», а кто-то на  «мерседесе» последней модели, и при поломке машины первый идет к своему автомастеру, который знает толк в дешевых «жигулях» (и соответственно берет за свою работу), но не  имеет ни знаний, ни запчастей, ни дорогого  оборудования, чтобы взяться за ремонт «мерседеса». В общем, если  говорить образно, «СРВ» ремонтирует «мерседесы» - обслуживает клиентов, у которых серьезный бизнес и серьезные проблемы, связанные с этим бизнесом. Профессионализм стоит дорого, но люди готовы платить, особенно если на кону большие деньги, власть, положение в обществе, которых можно лишиться. В таких ситуациях лучше пожертвовать меньшей частью, чем лишиться  всего
 

- Не случайно мною задан вопрос о гонорарах. Около года назад я готовил статью  о скандальной ситуации в п. Затеречный Нефтекумского района, где нефтяная компания «зажала» несколько десятков миллионов рублей на ремонт домов жителям поселка. Причем, эти деньги должны были поступить в соответствии с договором, заключенным нефтяной компанией с местным МУП «ЖКХ». В итоге коммунальщики обратились за помощью в ваше агентство «СРВ» и после долгих судебных процессов дело было выиграно: нефтяные бароны были вынуждены расплатиться. Обиженная сторона ангажировала одну из «желтых» газет, которая в качестве «сенсации» преподнесла тот факт, что МУП «ЖКХ» выплатило юридическому агентству «СРВ» сказочный гонорар — около трети суммы иска. Кажется, речь шла о 17 миллионах. Помню, я, удивленный, задал вопрос Николаю Дрогалину, директору МУП «ЖКХ»: действительно ли выплачена такая сумма? Он мне сказал следующее: «Никто не брался за это дело, считая его бесперспективным. Многие юристы, как только узнавали, что придется судиться с  могущественной нефтяной компанией — махали руками, мол, забудь. Знающие люди  посоветовали обратиться в юрагентство «СРВ», которое дело выиграло — это был тяжелый, многоэпизодный процесс, с участием всех судебных инстанций. Я заплатил большой гонорар, но в противном случае МУП «ЖКХ» вообще бы не увидело  тех денег и не смогло бы приступить к ремонту жилья». Это у меня такая длинная  подводка, чтобы задать вам, Роман Валерьевич, «неудобный» вопрос: можно ли на Ставрополье решить проблему по-настоящему серьезную -  без взяток судьям, полиции, властным структурам?

- Я так понял, вы глубоко изучаете «желтую» прессу! Шучу. Однако в связи с вашим вопросом вспомнилась мне публикация в одной «желтой» газетке, которая очень позабавила. В ней был, уверен,  оплаченный «наезд» на «СРВ», но профессионализм автора оставлял желать лучшего, поэтому он высосал из пальца что-то вроде шпионских страстей — мол, «СРВ» имеет доступ к секретной информации судов, а значит Савичев подкупает судей! Вот такой вывод. А сделан он на пустом месте: «СРВ» давно рассылает письма потенциальным  клиентам, в которых есть ссылки на судебные процессы, где они задействованы, об очередных слушаниях и т.д. Мы предлагаем им свои услуги. Причем, информация об этих процессах абсолютно открытая — на сайте арбитражного суда. То есть никаких секретов. Как можно было тут сделать вывод о коррупции — уму непостижимо! Хотя, проблема, конечно, существует, в т.ч. на Ставрополье. Но я бы не стал говорить, что наш край здесь в числе «передовиков». На Ставрополье можно решать вопросы без взяток — ответственно заявляю! Более того, даже у наших соседей — в республиках Северного Кавказа — вопреки расхожему мнению о «тотальной» коррупции, нередко обходится без «барашка в бумажке». Но там есть своя специфика: проблему, не решаемую с помощью денег, подчас больших, можно «утрясти» при содействии уважаемых людей, т.е. подключив связи.
 

- Однако многие обыватели все-таки не в восторге от общения с полицией,  судами: жалуются на  волокиту, вымогательство денег...

- Судиться — действительно, занятие не из легких. Нужно быть грамотным, юридически «подкованным» человеком — знать, как составить исковое заявление, куда и какие писать жалобы. Тут требуется порой маниакальная настойчивость, знание психологии «государевых» людей, чиновников. Если вы всеми этими качествами обладаете, имеете время и железные нервы — то вперед! И, поверьте, в большинстве случаев можно обойтись без всяких взяток и «благодарностей». Другое дело, когда обыватель не может толком составить даже  исковое заявление. Понятно, судья его не примет и, кстати, он не  обязан учить посетителей, как правильно писать заявления. Он по горло загружен своей непосредственной работой — участвует в нескольких процессах за день! И какой вывод часто делает обыватель? Судья не принял иск — потому что вымогает деньги! Судьи у нас, конечно, не святые,  но всех скопом обвинять в продажности — как иногда пытаются нам внушить — это из области фантастики. И, кстати, с приходом нового губернатора Владимира Владимирова уровень коррупционности региона, что нетрудно заметить, неуклонно снижается. В этом без сомнения и заслуга новых руководителей правоохранительных органов — кстати, приезжих: хорошо знающего специфику работы в Северокавказском регионе прокурора края Юрия Турыгина, нетерпимого к разгильдяям и нарушителям начальника ГУ МВД РФ по СК Александра Олдака. Будучи депутатом краевой Думы  четвертого созыва я неоднократно встречался с их предшественниками — экс-прокурором Ставрополья Иваном Полуэктовым и экс-руководителями милицейского главка Николаем Гончаровым и Александром Горовым, которые оставили о себе в нашем регионе добрую память. В крае неплохие показатели борьбы с  преступностью, и даже имея полный карман денег, сложнее стало «откупиться», получить заведомо неправосудное решение или арестовать кого-то «по заказу».
 

В этой жизни каждый должен заниматься своим делом и решать свои проблемы с помощью профессионалов. Ведь редко кто полезет чинить двигатель автомобиля, не имея соответствующих знаний, а в сфере юриспруденции почему-то многие считают себя «профессорами», способными обойтись без специалиста. Такая «самостоятельность», как правило, выходит боком — хорошо, если потеряно только время... К чему я это говорю? На Западе уже давно подавляющее большинство семей -  даже бедных — имеют своего адвоката, врача. Это не дань какой-нибудь «моде», а  суровая необходимость, что уже начинают понимать и  в России, на Ставрополье. В крае хорошие адвокаты имеют постоянных клиентов. И агентство «СРВ» стремится строить свою работу так, чтобы привлечь постоянных клиентов — юридических лиц. Таких — именно постоянных клиентов - более сотни, и надеюсь, что они не жалеют о сотрудничестве.

- Роман Валерьевич, вы, как известно, постоянно заботитесь о повышении профессионального уровня сотрудников юридического агентства «СРВ», которые всегда в курсе всех новшеств законодательства, посылаете их на семинары и даже держите в штате консультантов — бывшего прокурора края и экс-судью, преподающего ряд дисциплин, тонкости арбитражного процесса и хозяйственного права. Однако и сами вы нередко стажируетесь, в т.ч. и в Европе. Собираетесь осваивать зарубежные рынки?

- А почему бы и нет? Есть такие планы. Я изучал европейский опыт на семинарах по правоведению и страхованию в Италии, Испании, Греции. Был в Соединенных Штатах Америки, где в отличие от нас действует система  англо-саксонского права (прецедентного). Юрист там — уважаемая и высокооплачиваемая профессия, что мне импонирует... Вот опять вспомнил «желтую» прессу, которая упрекнула меня в  «голливудских гонорарах» - в частности, по делу МУП «ЖКХ» п. Затеречного, которое с нашей помощью выиграно у нефтяников. На Западе  гонорар юридической фирмы порой достигает 95% от суммы иска. Можно заработать хоть 100 миллионов долларов, и никто не будет кричать, что это много и пытаться залезть в карман, чтобы пересчитать купюры. А в России — это национальный вид спорта считать чужие деньги.

- О неподкупности полицейских и судей на Западе ходят легенды. Удалось ли побеседовать со сведущими людьми на эту тему?

- Мы обсуждали этот «скользкий вопрос» с  зарубежными коллегами-юристами. И на Западе бывают полицейские-взяточники, но недолго... У них неплохая зарплата и продумана система бонусов, в том числе, пенсионное  обеспечение, заставляющее  сто раз подумать, прежде чем взять деньги  у нарушителя. То же самое в судах. И тем не менее, в судах есть лобби, «пробивающее» интересы клиентов. И взятки есть, причем большие. Но в отличие от России, на Западе даже за очень большие деньги судья из «черного» не сделает  «белое», т.е. не вынесет заведомо неправосудное решение, не оправдает откровенного жулика или убийцу. Ну, может быть,  перед пенсией «оторвет» куш... Судья там может взять взятку за вещи, так скажем, субъективные, по которым трудно предъявить претензии. Например, за ускорение процесса, за уменьшение величины денежного  залога, когда решается вопрос об избрании меры пресечения, за уменьшение срока наказания -  когда с равным успехом можно дать два года тюрьмы или три.
 

- Роман Валерьевич, в нашей беседе мы часто поминаем деньги, поэтому позвольте поинтересоваться: что они значат для вас? Сколько вам нужно для полного счастья?
 
- Да, я помню эту фразу из «Золотого теленка», которую Остап Бендер задал сыну лейтенанта Шмидта — Шуре Балаганову. Но ведь какова ирония судьбы: Балаганов получил от Бендера, кажется, 50 тысяч и тут же по привычке в трамвае залез в карман пассажиру, был пойман и отведен в милицию. А Бендер, «экспроприировав» миллион у Корейко, не знал, что с ним делать в социалистической России, и, накупив золотых изделий, попался на таможне. Деньги сыграли с ними злую шутку. Знаете почему?
 
 

- Интересно.

- Потому что они искренне верили, что счастье -  в деньгах. И многие в это верят, завидуя богачам, олигархам и их яхтам. А Ходорковский, когда сидел 10 лет, может быть,  завидовал московскому бомжу. Большие деньги могут свести человека с ума, засунуть в  петлю, толкнуть на преступление. Да, за деньги, которые являются всеобщим эквивалентом и мерилом всего, можно купить многое, даже власть. Но они всего лишь эрзац счастья.

- А чего нельзя купить  за деньги?

- Любовь, любящую семью, здоровье, настоящую славу.

- А вам нужна слава?

- Да. Но не купленная и внушенная электорату с помощью пиар-технологий. А настоящая, основанная на уважении народа.

- Вот Роман Абрамович, олигарх, построил очередную чудо-яхту за полмиллиарда долларов — в дополнение к другим. Покупает недвижимость по всему миру, содержит английскую футбольную команду «Челси». Как вы к этому относитесь?

- Нормально. И поступал бы так же, будь у меня столько денег. Это их стиль поведения, если хотите, правило хорошего тона.

- А вам нужно столько денег?

- Кажется, мы опять возвращаемся к вопросу о счастье... Деньги — это универсальная энергия, которой нужно уметь управлять. Не умеете — ударит током. И я иногда думаю, что человек имеет столько денег,  сколько ему нужно в тот или иной период жизни. У меня, например, денег хватает на безбедную жизнь. Мои семья и близкие обеспечены на очень далекую перспективу. И я не ставлю себе цель через 5 или 10 лет заработать миллиард любой ценой — через подлость, нещадную эксплуатацию сотрудников, через обман, преступление. Но теоретически я могу получить этот миллиард за очень короткое  время — за месяц. Вот у меня есть 500 доверенностей от клиентов, разрешающих действовать от их имени, в т.ч. и в финансовых вопросах. Я могу использовать эти документы так, что через месяц на моем счету будет миллиард. И клиенты поначалу, может быть, даже ничего и не заметят... Но я этого никогда не сделаю. Не существует таких денег, ради которых я нарушу божьи заповеди и соглашусь лишиться чести, достоинства, свободы.
 
 

- Роман Валерьевич, от какого самого большого гонорара за свою карьеру  вы отказались и почему?

- Мне предлагали колоссальную сумму — 10 миллионов долларов — за помощь в рейдерском захвате  предприятия, при этом нужно было еще и «кинуть» партнера. Я отказался.

- Мне доводилось слышать, что вы являетесь крупным специалистом по проблемам рейдерства и даже организатором многих рейдерских атак. Так ли это?

- Не люблю слово «рейдер». Правильнее говорить о слиянии или поглощении предприятий и, к слову, это очень сложная категория дел, от которой  обычные юристы бегут как черт от ладана. Как вы, наверное, уже слышали, рейдерство  бывает «черное» и «белое» (между ними - «серое», которое больше тяготеет к «черному»). Первое — это полный беспредел, это криминал, в т.ч. с подключением продажных сотрудников полиции и судей. Юридическое агентство «СРВ» в таких атаках не  участвует, но зато успешно отбивает их по поручению клиентов. Могу привести примеры, которые на слуху. В свое время были жесточайшие налеты «черных» рейдеров на компанию «Рокада» (Минводы), ЗАО «Нива», ООО «Гейзер», гостиницу «Софи де Люкс». Агентство «СРВ» им помогло дать рейдерам от ворот поворот, в  некоторых случаях уже отобранное имущество мы вернули собственнику. Это мы помогли положить конец бескомпромиссной «войне» за гостиницу «Дружба», помирив враждующие стороны. О некоторых других случаях я умолчу — коммерческая тайна.
 
 

-  Это довольно опасно. Я слышал, что только ваше личное вмешательство помогло предотвратить конфликт в ЗАО «Нива», где рейдеры из Краснодара, нагло  проигнорировав руководство хозяйства, приступили к широкомасштабной скупке акций. А воюете ли вы на стороне «белых» рейдеров, операции которых полностью соответствуют духу и  букве закона, однако все-таки не приветствуются?

- Кем же не приветствуются?

- Понятно, что  руководством предприятия, иногда местными властями. Они могут так раздуть дело, что, мол, идут чужаки, хотят всех поработить...

- Я соглашусь участвовать лишь в абсолютно законной,  легальной операции по слиянию или поглощению предприятия (называйте это «белым» рейдерством, если хотите), но при этом я должен быть уверен, что работаю на то, чтобы сменить именно неэффективного собственника. Скажите, много ли счастья крестьянину от того, что  его обкрадывает  «свой» председатель колхоза и не платит ему уже год нищенскую зарплату? И нет никакого просвета, потому что председатель не только вор, набравший кредитов, которых ему никогда не вернуть, но и нулевый менеджер, у которого впереди никаких перспектив. Так  может быть, сменить этого руководителя и на руинах колхоза-банкрота построить новый бизнес с эффективным собственником? Да, таких дел в производстве «СРВ» немало, и не вижу повода стыдиться такой деятельности. Наоборот, горжусь, когда с нашей помощью в том или ином селе люди зажили по-человечески.
 

- Роман Валерьевич, когда я общался с некоторыми сотрудниками и клиентами «СРВ», мне довелось слышать такое суждение о вас: «Роман не пропал бы даже в том случае, если бы судьба забросила его из Ставрополя в Шанхай — внезапно, за секунду — без телефона и без денег, без знания китайского языка и в пляжных шортах. Не сомневаюсь, что через пару месяцев он бы рулил каким-нибудь бизнесом средней руки, а вышколенный персонал уже бы сносно калякал на языке  русских берез». Вам приходилось слышать эту  - не знаю как назвать — байку что ли?

- Слышал. Как и в любом фольклоре, здесь допущены преувеличения... Но по сути, думаю, все правильно: нигде не пропаду. Хотя китайский, говорят, язык трудный! А в чем смысл вопроса?

- Какие качества необходимы, чтобы стать успешным бизнесменом? Можно ли, например, в Ставрополе открыть свое дело, не имея денег и связей?

У человека должна быть жилка предприимчивости, желание заниматься бизнесом и работоспособность — тогда все получится. При этом не обязательны даже связи и собственный стартовый капитал. Можно взять кредит  в  банке  - пусть даже под 30 - 35 процентов годовых - несколько сотен тысяч рублей, может быть, миллион.  При правильном выборе направления бизнеса — лучше в сфере торговли и услуг — уже через полгода-год кредит можно погасить и развиваться. Собственно, таким путем идут сотни «рядовых» предпринимателей. Если же речь вести о настоящем успехе, о крупном бизнес-проекте, то, конечно, с нуля начинать трудно, но возможно. Если вы разбираетесь в экономике и финансах, если ваши мозги мыслят креативно и «выдают» блестящие идеи, если вы коммуникабельны — то наверняка сможете убедить «нужных» людей — со связями и деньгами — помочь вам. И плюс к этому потребуется одна капризная дама, чтоб стояла рядом... Удача ей имя. Знаете, в Ставрополе много талантливых бизнесменов, но мало известных, по-настоящему успешных, связанных с крупным бизнесом. А все потому, что Удача улыбается немногим избранным.
 
 
Власть

- Роман Валерьевич, вот вы, по отзывам многих, вполне успешный бизнесмен, не обиженный удачей. И даже пробовали себя в политике — были депутатом Думы Ставропольского края четвертого созыва. Что вам дал депутатский статус: деньги, славу, власть?..

- По поводу славы мы ранее уже выяснили: да, грешен, хочется славы — настоящей, не дешевой, которую некоторые так называемые политики покупают у пенсионеров за продуктовые  наборы по праздничным дням. Можно ли с помощью депутатского кресла добыть славу — не знаю, не уверен. Разве что скандальную. И тем не менее за годы работы в ДСК мой личный рейтинг существенно вырос. Есть такой термин у специалистов - «узнаваемость», так вот, в тот период узнаваемость Романа Савичева среди населения края, избирателей, с 3 процентов увеличилась до 16. Об этом говорили данные  заказанного мной социологического исследования. Впрочем, этот рост, мне кажется, в большей степени был обусловлен не мельканием на телеэкране — все-таки я работал не председателем ДСК — а деятельностью юридического агентства «СРВ», у которого увеличилось число громких процессов. Сегодня, спустя пять лет после завершения депутатской карьеры, мой рейтинг по-прежнему растет.

Теперь о власти. Что такое власть? Это, как я  понимаю, в первую очередь — право распоряжаться финансовыми потоками, имуществом, находящимся в данном случае в краевой собственности. Это право издавать постановления, затрагивающие интересы бизнес-структур и населения. Это право, образно говоря, казнить и миловать и т.д. То есть настоящая власть сосредоточена в руках губернатора и его команды, полиции, прокуратуры, контрольных органов. А ДСК — власть законодательная, которая готовит и принимает законы во благо края. Депутаты ничем не распоряжаются...  В общем лично меня депутатский мандат не наделил Властью с большой буквы, да и других рядовых депутатов. 

О деньгах. Вы и сами прекрасно знаете о некоторых стереотипах мышления, характерных для многих сограждан, уверенных, что «все депутаты — воры». Вот, мол, присосались к кормушке и жрут, жрут... Да что далеко ходить! Однажды беседовал с товарищем, и он мне выдал такую фразу: «Ты же у нас депутат, ты, наверное, воруешь!». Сказал вроде как  в шутку, поскольку знает, что юридическое агентство «СРВ» не из бедных, но неприятный осадок остался... Как вам известно, я не работал в Думе на постоянной основе, поэтому даже зарплату там не получал. То есть денежных «дивидендов» от депутатского мандата не имел. И «служебное положение» своё я не стал конвертировать в рубли: во-первых, некогда, а во-вторых, воспитание не позволяет...
 

- А как можно конвертировать «служебное  положение» депутата в деньги?

- Можно, было бы желание. Некоторые народные избранники занимаются лоббированием в Думе и правительстве интересов  различных бизнес-структур, частных лиц. За ручку водят их по кабинетам, знакомят с «нужными» людьми и т.д. Есть еще депутатские запросы, на которые в обязательном порядке должна реагировать прокуратура, ответственные чиновники. К этим запросам особое отношение, а если проанализировать, почему они появляются, какую цель преследуют, на чью защиту направлены... то можно сделать определенные выводы. Я, например, в коммерческих целях не сделал ни одного запроса. Их у меня было всего-то 20 за весь период депутатства, и как правило, все они связаны с социальными проблемами.
 
Роман Валерьевич, что же все-таки сподвигло вас, преуспевающего бизнесмена, заняться, политикой?

- Знаете, Бисмарку, первому канцлеру Германской империи, приписывают такой афоризм: «Если вы не занимаетесь политикой, то политика займется вами». Смысл этого изречения, думаю, по большому счету, прост: если сегодня человек не интересуется «кухней» принятия решений властями и партиями, если он не имеет желания или возможности контролировать действия чиновников, то завтра этот человек, обыватель, непременно станет объектом манипулирования со стороны политиков и бессловесной дойной коровой для взимания налогов и поборов. Вот почему на Западе очень много различных общественных институтов, которые не дают органам власти забывать о демократии. У нас эти процессы тоже набирают силу. Люди, которых допекли, например, колдобины на дорогах, непомерный рост тарифов, «точечные» застройки, вырубка лесов, объединяются в различные «протестные движения», чтобы влиять на власть. Это яркий образец занятия политикой на низовом уровне, для защиты своих интересов. Чем выше политик, тем сложнее его мотивация...

Скажу о себе. Сейчас уже наверное мало кто помнит, но как политик я стартовал в 2004 году в качестве кандидата в депутаты на выборах в Думу Ставрополя. Не буду говорить о «высоких материях»: бизнес мой был уже на подъеме и в городской парламент я шел из любопытства — попробовать себя в новом качестве.  Зарегистрироваться кандидатом в депутаты тогда не составляло труда. Даже не ожидал, что это будет легко. И денег я почти не потратил, ну 100 тысяч рублей на плакаты и листовки — и все! Старт был неудачным, я занял второе место. Однако если учесть, что моя кампания активизировалась лишь за две недели до выборов, а до победы мне не хватило всего лишь 67 голосов, - это все-таки впечатляющий результат для новичка.
 

В 2007 году я решил идти в краевую Думу и, если быть до конца откровенным, депутатский мандат мне потребовался,  чтобы защитить свой бизнес. Это, конечно, не единственная причина, но она была в числе главных. Сегодня «СРВ» - это солидный холдинг, большие деньги, а отобрать в нашей стране могут все, даже интеллектуальную собственность. В общем,  придумано не мной: большие деньги и прибыльный бизнес можно удержать, имея власть, которая по нынешним временам является как бы «охранной грамотой». Или - «крышей», как ни цинично это звучит. Кроме того, к моей персоне стали проявлять «болезненный» интерес отдельные представители правоохранительных органов, с которыми мне приходилось пересекаться по роду деятельности. Такое бывает: вдруг выясняется, что тот или иной правоохранник «курирует» фирмы, с которыми «СРВ» выясняет отношения в судах, в прокуратуре. Вот и готовый конфликт... В 2006 году дошло даже до того, что в отношении меня сфабриковали уголовное дело и в качестве условия его закрытия потребовали, чтобы я, говоря по-простому, «кинул» своего клиента. Я не предал его. А для себя сделал вывод — надо идти во власть. И тут как раз подоспели выборы в краевую Думу, я выдвинулся кандидатом в депутаты по партийным спискам ЛДПР — и прошел.
 

- Почему именно от ЛДПР, вам близки идеи Жириновского?

- Что касается партийных предпочтений... Не хочу показаться циничным, но главное ведь не в названии партии. И что касается их программ (которые для большинства темный лес) — по крайней мере парламентских партий — то все они социально ориентированы, патриотичны, все ратуют за эффективную экономику. Но вот методы достижения цели у всех разные. Поэтому все дело в лидерах и в способности реализовывать цели. У партии власти «Единой России» возможностей сегодня больше. Ну так ведь с нее и спрос. Поэтому отвечу на ваш вопрос так: я в принципе мог оказаться в списках любой партии, но пошел от ЛДПР, потому что мне предложили «проходное», почти гарантированное место. Уже перед выборами эксперты и аналитики предсказывали, что ЛДПР преодолеет 7-процентный барьер. Так и случилось, и в краевую Думу от этой партии прошла первая тройка - я, шоумен Разин и руководитель ставропольского отделения ЛДПР Дроздов.
 
Но ведь получили вы мандат не за красивые глаза?..

- Ну, во-первых, я все-таки не «человек с улицы»: Савичев и «СРВ», не буду скромничать, уже тогда были узнаваемым брендом. А во-вторых, я согласился принять участие в финансировании  в крае избирательной кампании ЛДПР. Никаких «серых» схем — все в соответствии с законодательством. Отчетность имеется.

Опыт законотворческой работы, безусловно, ценен для любого депутата. А для меня — вдвойне, поскольку являюсь юристом, который прекрасно видел механизм принятия решений, их «изнанку», борьбу интересов... Я был членом комитета по экономическому развитию, собственности и приватизации, который возглавлял Борис Оболенец (ныне — президент Торгово-промышленной палаты Ставропольского края. - А.В.). По количеству разработанных законопроектов этот комитет занимал второе место среди двенадцати, функционирующих в Думе. На его счету сотни законопроектов за пять лет. Даже затрудняюсь что-то выделить... Например, поскольку у «СРВ» много клиентов из агропрома Ставрополья, я активно содействовал тому, чтобы на законодательном уровне уменьшить ограничитель — он составлял 300 гектаров — при продаже земель сельхозназначения. В итоге удалось ударить по теневому рынку земель, сделать сделки в этой сфере более прозрачными.

- Роман Валерьевич, избиратель в массе своей привык, что кандидат в депутаты обязательно обещает ему с три короба (верит или не верит в это электорат — другой вопрос), начиная с глобальной клятвы, например, увеличить пенсию в два раза и заканчивая бытовыми посулами заасфальтировать дорожку к дому. Вот вы в этом плане были каким-то нетипичным кандидатом — ничего не обещали...

- Это правда. Если поднять мои газетные выступления, видеоролики — нигде нельзя обнаружить обещаний. И на личных встречах с избирателями я никому ничего не обещал.

- Почему?

- Потому что считаю, пообещать и не выполнить — равноценно предательству. И многие люди прекрасно понимают —  ни один депутат не приедет на бульдозере, чтобы заровнять яму на улице. Но он может понудить к этому, попросить сельсовет, председателя колхоза. Правда, не факт, что эти усилия будут успешными. Депутат, конечно, народный избранник, но его основная функция не в том, чтобы исправлять покосившиеся заборы. Он должен разрабатывать и принимать законы, которые помогут экономическому подъему всего края, создадут условия для развития бизнеса, наполнения бюджета, для поддержки тех же социалки, спорта и культуры. Моя деятельность в краевой Думе IV созыва была направлена прежде всего на решение этих задач. А для решения персональных людских проблем существует благотворительность.
 

- Что вас больше всего поразило в период работы в Думе IV созыва, может быть, какой-то жизненный урок, запавший в душу?

- Знаете, я в очередной раз поразился тому, какие актуальные и мудрые на Руси пословицы и поговорки. Например, такая: «От тюрьмы и сумы не зарекайся!».  Ведь какой красивой — с точки зрения политтехнологий — была кампания по выборам в краевую Думу в 2007 году. Это была битва между «Единой Россией», которую представлял губернатор Александр Черногоров с командой, и «Справедливой Россией», которая шла под знаменем — давайте признаем! - очень ярких политиков: мэра Ставрополя Дмитрия Кузьмина, его зама Андрея Уткина, Михаила Кузьмина, Сергея Горло и других. На фоне падающего в то время авторитета губернатора и некоторых провалах в экономике «эсэровцы» смогли одержать убедительную победу, получив 29 мандатов из 50! Такого ошеломительного поражения «ЕР» не было ни в одном регионе России. И, наверное, уже не будет. Андрей Уткин получил пост председателя Думы края, а видные «эсэровцы» заняли ключевые посты. Почему они победили? Потому что  были действительно талантливыми политиками плюс солидные финансы и административный ресурс плюс современные политтехнологии, круто замешанные на популизме.

 Но! Они не учли одного, что у государства нельзя выиграть по-крупному. Не прошло и года, как федеральная власть расправилась с этими «выскочками», потому что конфликт между исполнительной и законодательной властями края стал разрушительным. Уголовное дело на Д. Кузьмина «повисло», поскольку он успел покинуть Родину. Сейчас, говорят, в Париже. А уголовное дело в отношении А. Уткина закончилось тюрьмой. Семь месяцев он провел под стражей. Кто-нибудь сейчас помнит, в чем суть тех уголовных дел?! По нынешним временам так, мелочевка. Если бы не «политика», думаю, что реального срока там не было. «Эсеры» быстро потеряли большинство в парламенте Ставрополья (некоторые перешли в «ЕР»), и там стало очень тихо... Ну иногда Ю. Гонтарь нарушал спокойствие, М. Кузьмин, А. Ширинов, бывало, что и я. Но в целом Дума после разгрома «СР» как коллективный орган стала напоминать канцелярию правительства Ставропольского края и проводила соглашательскую линию. Насколько я могу судить, не изменился стиль работы и у депутатов краевой Думы следующего, пятого созыва.
 

- А почему вас не оказалось в Думе края  V созыва?

- История была такая: я зарегистрировался кандидатом, опять был в партийном списке ЛДПР,  снова  занимал «проходное» место. И ровно за пять дней до выборов меня... исключают из этой партии. А правила таковы: если исключают из партии, автоматически «выбрасывают» из списка. Причем я до сих пор не знаю, за что исключили. Формулировка мне не известна.
Впрочем, может быть, это и к лучшему. Работа в краевой Думе для меня — пройденный этап, который, безусловно, был полезен во многих отношениях.

- Поддерживаете ли вы отношения с бывшими коллегами — парламентариями?

- Со многими из них, причем как из Думы IV, так и V созывов. Хочу подчеркнуть, что в большинстве своем — это хорошие профессионалы, имеющие опыт управленческой работы. Некоторые смогли построить крепкий, процветающий бизнес. Они видят проблемы края и умеют их решать, конечно в рамках полномочий. А на федеральном уровне, уверен, интересы края достойно представляют депутаты Государственной Думы России Ольга Казакова и Ольга Тимофеева. Мне лично импонируют эти две женщины как политики, причем политики эффективные. Скажу больше, я с обеими поддерживаю деловые и отчасти дружеские отношения. А моя дочь Анна и свояченица Виктория являются помощниками О. Казаковой. Наверное, многие согласятся с тем, что Ольга Тимофеева и Ольга Казакова умеют не только разговаривать с людьми, но и слышать их, решать их вопросы. Обе необычайно креативные, курируют ряд партийных проектов «Единой России» на Ставрополье, в том числе социальных и в сфере молодежной политики. Они не погрязли в проблемах личного бизнеса и поэтому независимы — относительно, конечно, в принятии решений. Особенно сильные позиции у Ольги Тимофеевой, как сопредседателя ОНФ, который возглавляет, как известно, президент Владимир Путин. Я надеюсь, что обе эти яркие представительницы Ставрополья будут работать в Госдуме следующего созыва.

- Роман Валерьевич, как известно, федеральный медиаресурс «Блокнот» по итогам опросов включил вас в пятерку самых влиятельных политиков Ставрополья по итогам 2015 года (на первом месте губернатор В. Владимиров. - авт.). Для вас это был неожиданный результат? Все-таки уже почти пять лет как вы не в Думе края...

- Да, это было неожиданно, отчасти. Оказывается, вот какой запоминающийся след оставил в памяти людской! А если серьезно, то влиятельные политики, имена которых на слуху, далеко не всегда занимают какую-то официальную должность во властных структурах. Это может быть, например, бизнесмен, деятельность которого реально — и подчас целенаправленно — влияет на ситуацию в регионе и порой в стране. Другой вопрос, что эта деятельность может быть «теневой» или открытой, которая широко освещается в медиа.

И вы знаете, нельзя сказать, что завершив работу в Думе Ставропольского края IV созыва, я совсем уже стал далек от политики — в ее чистом виде. У «СРВ»  есть один интересный опыт участия в региональной кампании в 2012 году, когда выбирали депутатов  Законодательного собрания Республики Северной Осетии — Алании. Целая бригада «СРВ» - юристов, консультантов, имиджмейкеров — помогала избираться кандидатам, идущим в парламент республики от малоизвестной, вообще нераскрученной партии «Патриоты России». Результат был оглушительным: в заксобрание прошли 14 депутатов от «Патриотов России», за них проголосовали 26,5% избирателей. Сравните, за партию власти «Единую Россию» - 44,2%. Успешный дебют «Патриотов в России» в республике был связан со многими обстоятельствами. Список этой партии там возглавил борец, двукратный олимпийский чемпион Арсен Фадзаев, были и другие авторитетные уважаемые люди, предложившие эффективную программу развития территории. На результат работали многие структуры, и то, что среди них было юридическое агентство «СРВ», конечно, серьезно повысило его статус. Мы приобрели бесценный опыт.
 
 

- Будет ли этот опыт востребован на выборах в Госдуму РФ  осенью 2016 года?

- Безусловно. Но не в моих личных интересах. Не буду скрывать, я планировал баллотироваться в федеральную Думу, но от этой идеи пришлось отказаться. Не позволило состояние здоровья некоторых членов моей семьи, которым потребовалась реабилитация. В результате практически весь апрель, то есть активный период предварительного голосования, мы провели в санатории. А в июне, когда стартовала предвыборная гонка, мы также должны были покинуть край. Так сложились обстоятельства, но надеюсь, ничто не помешает мне стать депутатом ГД РФ через пять лет. Думаю, здоровье и материальное положение — не подкачают... В более отдаленной перспективе, может быть, я захотел бы стать мэром Ставрополя. Если бы меня избрали люди, взял бы на себя такую ответственность. Мне будет 53 года, и в этом возрасте, я считаю, уже можно руководить городом. Думаю, к этому времени семья будет готова к тому, чтобы взять на себя управление делом моей жизни.

 
 
Однако вернемся к теме выборов в федеральный законодательный орган, которые всегда являются  традиционно жаркими по накалу страстей, а в нынешнем году, пожалуй, борьба серьезно обострится из-за экономического кризиса, который сотрясает Россию. Ведь одно дело строить избирательную кампанию в условиях высокой цены на нефть и бездефицитного бюджета, где полно денег на все госрасходы и даже на роскошный имиджевый проект — Олимпиаду. И совсем другое дело — суметь заручиться поддержкой электората, когда энергоносители стремительно дешевеют, а в казне катастрофически не хватает средств не только на развитие и выполнение всех социальных обязательств, но и на полноценную индексацию пенсий.

И на этом фоне — в период резко возросших запросов общества на перемены во внутренней политике — безусловно, избиратели будут предъявлять повышенные требования к кандидатам в депутаты. И представляется, что это будут фигуры не просто знакомые, так или иначе «засветившиеся» на политическом небосклоне и умеющие убедительно обещать. Эти кандидаты должны обладать еще одним — главным качеством в нынешних условиях — умением делать дело, потому что понятно: настало время созидателей и кризисных управляющих.

Как известно, половина парламента избирается по партийным спискам, а вторая — по одномандатным округам. И если по партийным спискам «Единая Россия» на Ставрополье, да и в других регионах, имеет неплохие шансы сохранить лидерство, то среди одномандатников ее перевес, думается, не будет столь очевиден.

- Велики ли шансы у кандидатов от оппозиции, представляющих  парламентские партии?

- По партийным спискам могут пройти нынешние депутаты ГД РФ — коммунист В. Гончаров и ЛДПРовец И. Дроздов, а также главный эсэровец края, вице-спикер ДСК А. Кузьмин (если московское руководство включит их в эти списки). А вот по одномандатным округам у всех троих, думаю, шансы малы. В условиях сегодняшнего дня.
 
 

- Роман Валерьевич, вы верите в то, что несколько депутатов ГДРФ от Ставрополья могут эффективно лоббировать интересы нашего края?

- Верю, если они — эти 7-8 человек — будут действовать в единой связке, работать в тесном контакте с депутатскими группами соседних регионов, в первую очередь аграрными. И конечно, они должны пользоваться безусловной поддержкой губернатора и правительства края.

- Вот вы, например, какие крупные «больные» проблемы Ставрополья видите и взялись бы решать в случае избрания депутатом?

- Их много, назову несколько глобальных. Первая — земля. Уже половину ставропольской земли растащили москвичи, питерцы, краснодарцы, есть даже зарубежные собственники — не всегда эффективные и не чурающиеся серых схем получения прибыли. Вторая — Кавминводы, территория, требующая постоянного внимания и функционирования в рамках понятных федеральных законов, чего сейчас нет. Это уникальный курорт, который если опустить руки, можно утратить через 3-5 лет. Третья проблема — налоги.  Увеличение налогооблагаемой базы — сверхактуальная задача. Однако что мы видим? Ряд крупных градообразующих предприятий - «Азот», «Ставролен», обе ГРЭС и другие — не платят краю налоги на прибыль, на имущество. Миллиарды уходят мимо краевой казны в пользу других регионов! Мне кажется, на решении вот таких актуальных вопросов нужно сконцентрироваться. Ведь главное предназначение депутата не улицу заасфальтировать или баян клубу купить перед выборами (хотя и это приветствуется), а создать с помощью эффективных законов условия для развития экономики.
 
 

- Роман Валерьевич, вот у нас был один губернатор - «знаток» сельского хозяйства Александр Черногоров, вещавший почти 12 лет о необходимости развития в крае агропереработки. И эта проблема до сих пор остается «больной» для края.  Его сменил Валерий Гаевский, руководивший Ставропольем в благополучные для страны годы. Мне кажется, самым модным словом в период его правления было слово инвестиции. Потом пришел Валерий Зеренков, как некоторые говорят, «технический губернатор», который был в числе последних «назначенцев» президента. (Сейчас главы регионы выбираются. - А.В.). И вот уже более двух лет Ставропольем руководит Владимир Владимиров. С кем, на ваш взгляд, краю повезло больше всего, если говорить о развитии экономики, преобразованиях в социальной сфере, наконец, комфортности жизни для простых ставропольцев? 

 
- В Александра Черногорова сегодня многие не прочь «бросить камень», что часто бывает, когда человек теряет власть... Однако я не считаю, что он был слабым губернатором. Надо помнить и о том, что в борьбе за губернаторское кресло Черногоров победил  достойного конкурента Петра  Марченко, который в тот период фактически исполнял обязанности главы края, а значит имел мощный административный ресурс и значительную финансовую поддержку. За двенадцать лет губернаторства Черногоров — обладавший, кстати, харизмой лидера, сделал многое для становления в крае рыночной экономики. Конечно, набивал шишки, как и многие региональные руководители, но Ставрополье все-таки  было в числе зажиточных. И продолжает оставаться сегодня.

Очередной губернатор Валерий Гаевский не был у нас новым человеком: как вы помните, он одно время являлся первым замом Черногорова, возглавляя финансовый блок в правительстве. Говорят, между ними возникли серьезные трения и Гаевский предпочел уйти: занимал солидные посты в федеральных структурах — сначала в полпредстве  ЮФО, потом в минрегионе. При нем действительно Ставрополье стало больше  привлекать инвестиций, однако основной рост был обеспечен все-таки несколькими  крупными проектами, реализованным, например, еврохимовским «Азотом» и лукойловским «Ставроленом». Начался приток капитала  в сельское хозяйство. Вот к этому процессу трудно однозначно относиться, потому что в основной массе капитал этот был из других регионов, в т.ч. московский  и даже зарубежный. Пришлые инвесторы не всегда ведут бизнес цивилизованно и часто далеки от интересов ставропольского села, его социальной инфраструктуры. При Валерии Гаевском были заложены основы нескольких региональных индустриальных парков, однако ростки дал только Невинномысский  РИП, но и там сегодня немало проблем. Были и инвестпроекты, которые оказались невостребованными, я бы даже сказал утопическими, о которых сегодня никто не вспоминает. Например, проект «Горное море» на Кавминводах. Говорят, что причиной отставки Валерия Гаевского стал затянувшийся конфликт с полпредом президента в  СКФО Александром  Хлопониным.

Что касается следующего губернатора — Валерия Зеренкова — то да, его можно назвать «техническим». Он отработал два года — срок, конечно, небольшой, но чем-то  эпохальным, думаю, период правления Зеренкова не отметился.
Правда, на аллее Почетных граждан Ставрополя появился его бюст. Когда Москва определилась с  кандидатурой нового главы края, Зеренков тихо ушел в отставку. 

Его сменил наш земляк, уроженец Буденновской земли Владимир Владимиров, ранее  работавший в Ямало-Ненецком регионе первым замом губернатора. Кроме того, занимал ряд ключевых должностей в нефтяной отрасли, где обзавелся солидными связями. Думаю, никто не станет отрицать, что Владимиров хороший хозяйственник, грамотный менеджер, разбирающийся в экономике. Некоторые  критикуют его за не всегда эффективный подбор кадров. Однако надо помнить, что «взращены»-то они, эти кадры, большей частью здесь, на Ставрополье,  а скамейка запасных очень короткая.
 
 

Но к чести Владимирова, он не держится за скомпрометировавших себя чиновников, даже  высокопоставленных, и решительно от них избавляется. Он сумел сформировать вполне  дееспособную команду, поставить под контроль политическую элиту. В результате убедительная победа на губернаторских выборах. Думаю, ошибок больших за ним не водится и даже пресса, в том числе оппозиционная, ничего плохо о нем почти не  пишет. Бывают, конечно, нападки, но, подчеркиваю, нет оголтелой  кампании «против». А это  показатель. Да, Владимир Владимиров пришел на Ставрополье не в самый лучший период для экономики региона, но и не в  самый худший.  Край — традиционно рискованная зона для земледелия, но посмотрите — при  Владимирове один рекордный урожай зерновых за другим! В 2015 году — около 10 миллионов тонн зерновых! И цена на зерно очень высокая, что позволяет колхозам не только рассчитываться по кредитам,  повышать зарплату, но и развиваться: покупать впрок ГСМ, удобрения, обновлять технику. Да,  большинство сельхозпредприятий края реализуют продукцию зерновым трейдерам, специализирующимся на поставках за рубеж, но есть и такие, которые самостоятельно торгуют с заграницей, получая твердую валюту.  

Знаете, я не склонен драматизировать ситуацию, связанную с экономическим кризисом, которому во многом мы обязаны нашим так называемым «партнерам». В 2015 году закрылись ранее популярные туристические направления в Турцию и Египет — значит Кавминводам нужно готовиться к наплыву отдыхающих, организовывать качественный и доступный сервис. Да, в результате  санкционной войны, с прилавков исчезли экзотические фрукты, не очень качественные турецкие овощи и европейские хамоны и пармезаны. Однако цены на отечественное продовольствие уже стабилизировались и наметилась тенденция к их снижению. И что самое главное, в условиях санкций Ставрополье — в отличие от многих регионов — получило редкий шанс воспользоваться ситуацией во благо собственной экономики.

Статус аграрного региона играет нам на руку. Посмотрите, как стали в крае развиваться тепличные хозяйства после  того как Россия поставила  шлагбаум перед овощной продукцией из Европы и Турции! Речь уже  даже идет не о десятках,  а сотнях гектаров новых площадей,  причем теплиц закрытого  грунта, работающих в межсезонье, зимой. Да, цены в этот период традиционно кусаются, но ближе к весне  они все-таки снижаются. И главное тут все-таки в том, что развивается отечественная, ставропольская, экономика, а не европейская. Рабочие места создаются для наших, а не турецких крестьян. Мы платим зарплату своим, ставропольцам, а налоги получает наша российская казна! Аналогичные процессы происходят и в животноводстве, и в молочном производстве. Строятся новые свинофермы, причем  крупные комплексы, хозяйства завозят высокопродуктивных коров из-за  рубежа, выросло производство курятины. И все эти отрасли  по итогам 2015 года показали устойчивый рост, и он в условиях санкций будет продолжаться. В сфере промышленности при Владимирове реализован ряд крупных проектов, в т.ч. на «Ставролене», развивается РИП «Невинномысск», через год-два начнет выпускать легковые автомобили завод в Михайловске. 

- Однако по-прежнему «буксует» проблема, которую я  упомянул, когда попросил вас охарактеризовать деятельность ставропольских губернаторов, - это агропереработка.  Согласитесь, крупных производств, которые могли бы заявить о себе даже и не на всю страну, а хотя бы на Юг России, как не было, так и нет. Что очень жаль, учитывая сельскохозяйственную специализацию Ставрополья. В итоге мы имеем засилье  продовольствия из Краснодара, Ростова, Москвы и многих других  регионов в наших магазинах, особенно в крупных сетевых.

- Да, меня тоже возмущает эта экспансия. Однако ситуация все-таки потихоньку выправляется. Да, пока что переработка сельхозсырья сосредоточена  на малых и средних предприятиях, мощностей которых, будем откровенны, как правило, не хватает, чтобы обеспечить даже потребности края.
 
 

Это переработка мяса, в первую очередь, молока. Однако по некоторым позициям, например, по производству макарон,  некоторых круп, минеральной воды, подсолнечного масла,  алкоголя, мы неплохо выглядим и  завоевываем рынки соседних и даже дальних регионов. Санкции — это тот катализатор, который дает новый импульс развитию переработки на Ставрополье, я думаю, что новый губернатор Владимиров этот шанс не упустит. Ну и государство, конечно, должно запустить на  полную катушку механизм протекционистских мер в защиту и поддержку аграриев России, даже в условиях напряженного бюджета. И многие такие меры уже  продекларированы, запланированы крупные финансовые средства. Крестьяне ждут, и важно не обмануть их ожидания.

- Роман Валерьевич, вас самого в жизни часто обманывали?

- Нельзя сказать, что часто. Бывает... В основном это связано с клиентами и финансовыми вопросами, то, что я называю «издержками производства». Ну представьте, у человека серьезная проблема, например, рейдеры «наехали» на его  предприятие. Он чуть ли не на коленях просит: «Роман, помоги!» Помогаю — задействую сотрудников, связи, работаем с правоохранительными органами, в судах. А когда ситуация стабилизируется, клиент «пропадает», «забывает» про гонорар. С некоторыми очень трудно работать: капризны, врут на каждом шагу, «подставляют»...
 
- Вы злопамятны?

- Зла не помню. Приходится записывать! Вот когда я выйду на пенсию, заброшу свой бизнес, то, может быть, и буду строго следовать евангельским заповедям, в частности Нагорной проповеди Иисуса Христа: «Кто ударит тебя в  правую щеку твою, обрати к нему и другую». А пока нет — щеку не подставляю и предпочитаю другой библейский афоризм - «око за око». В нашем бизнесе по-другому нельзя: почувствуют слабину — сразу на шею садятся. Особенно это актуально здесь, на Северном  Кавказе, где признают только силу.

- Верующий ли вы человек?

- Знаете, я еще  в юности прочитал Коран, Библию. Вернее, заставил себя прочитать. Потому что пытался понять, какие древние истины двигают людьми, в  чем сила мировых религий, почему боги требуют поклонения. Библию, в т.ч. и Новый Завет я потом перечитывал несколько раз в зрелом возрасте... Не буду о выводах — вряд ли мои субъективные впечатления представляют интерес для широкой публики, скажу лишь, что я — верующий  человек. Православный, крещеный, но редко бываю в церкви. Нисколько не  сомневаюсь, что Иисус Христос — существовал, был реальным человеком. Различные исторические источники это подтверждают. Для меня Бог — это высший разум. А еще мне нравится библейская формула: «Бог — есть любовь».
 

- А как вы относитесь к изречению из Нагорной проповеди «Просящему у тебя дай»? Занимается ли «СРВ» благотворительностью? Я, признаться, об этом не слышал...

- Не слышали потому, что благотворительные акции «СРВ» не преследуют цели состричь имиджевые дивиденды. Мы не кричим об этом на каждом углу, как  некоторые «деятели», которые помогут на три копейки, а затем покажут всем красочное пиар-шоу, как они любят сирых и убогих. У меня десятки, если не  сотни писем и обращений о помощи. И я прекрасно знаю, что некоторые организации и физические лица уже «специализируются» на таких письмах, параллельно отсылая их в адрес десятков бизнесменов. Такие нынче времена... Поэтому, как правило, оказывая благотворительную помощь, хочу видеть просителя, убедиться, что деньги действительно нужны срочно и действительно нуждающимся людям, а не жуликам. Такое тоже, увы, бывает. Мы перечисляли 30 тысяч в Надеждинский детдом, регулярно помогаем ветеранам, больным людям,  нуждающимся в срочной операции, учреждениям культуры, например, филармонии... Кстати, я вспомнил о том, как пытался использовать «служебное положение» депутата, чтобы помочь при строительстве Спасо-Преображенского храма в Изобильненском районе. Ко мне обратился местный батюшка, мол, нужны деньги на благоустройство собора — на отделочные работы, колокола — и не мог  ли я  как депутат посодействовать через краевую Думу. Мои хлопоты окончились ничем: из бюджета деньги на храм «перевести» никак не получилось. Нельзя, оказывается. В итоге юридическое агентство «СРВ» оказало персональную помощь: перечислили на собор 100 тысяч рублей.

 
Я иногда откровенно удивляюсь тому, что, несмотря на нелегкие, сугубо прагматичные времена, у наших людей сохраняется стойкая вера в то, что депутату достаточно взмахнуть «волшебной  палочкой» -  и решить проблему. Помню, обращались ко мне известные заслуженные люди — олимпийский чемпион Чемеркин и тренер Книга. Суть дела: у Ставропольской ГРЭС «отобрали» спортзал — один из сотрудников по-тихому «прихватизировал» его и назначил непомерную арендную плату, которую мальчишкам-спортсменам не потянуть. Что я могу сделать в такой ситуации, пристыдить этого «прихватизатора»? Бесполезно. Ну позвонил я главе  администрации района, прокурору, председателю суда — они говорят, дело бесперспективное. А может, недосуг им проблемами мальчишек заниматься. В общем, роль «волшебной палочки» сыграла благотворительная помощь: дал я им 50 тысяч на  арендную плату за год. В 2015 году юридическое агентство «СРВ» выступило спонсором более десяти спортивных мероприятий, мы активно поддерживаем и движение КВН. А в честь 70-летия  Победы особое внимание уделили ветеранам Великой Отечественной Войны. И отмечу, что  помогаем им не только в праздничный день.
 
 

- Как вы отдыхаете после работы, есть ли увлечения?
 
- В офис я приезжаю в 8 утра и, как правило, до 9 вечера, иногда и выходной «прихватываю», если нужно. И сотрудники юрагентства «СРВ», если того требует дело, не смотрят на часы, потому что у нас единая команда, работающая на общий результат. Люблю отдохнуть в каком-нибудь ресторанчике, беседуя с умными людьми — часто с клиентами. То есть совмещаю приятное с полезным. Равнодушен к традиционным хобби — рыбалке и охоте, хотя иногда с приятелями выбираюсь. «Ярым» спортсменом уже не являюсь, но настольный теннис, бильярд — уважаю. Люблю проводить свободное время с женой и дочерью, ходить в гости. Не фанат телеящика, как правило, смотрю лишь новости и умные художественные фильмы, читаю книги сейчас редко.
 
 

Есть одно настоящее увлечение, уже  устоявшееся — мы с женой путешественники, побывали во многих странах мира,  число их уже подбирается к сотне. Недавно мы с супругой в очередной раз побывали в Объединенных Арабских Эмиратах, которые привлекают туристов не только из России. Это государство посещают за год около 15 млн человек, которые открывают для себя его богатую культуру, сказочную природы и пляжи. Как известно, Эмираты — крупный поставщик нефти и до недавнего времени  более 70% бюджета здесь формировалось за счет  продажи «черного золота», а сейчас — около 40%. Произошла диверсификация экономики — за счет развития туризма, сельского хозяйства, торговли, грузоперевозок, телекоммуникаций и т. д. Это тот опыт, который не грех перенять нашей стране, которая давно сидит на углеводородной «игле» и начинает очередную кампанию по диверсификации, когда уж совсем плохо  и цены на нефть и газ достигают рекордно низких отметок. Ценность зарубежного туризма, на мой взгляд, как раз и заключается в возможности сравнить политическое и экономическое устройство России и той страны, куда приехал, менталитет граждан, обычаи и культуру. Потому что одно дело ознакомиться с какой-то справочной литературой и яркими буклетами, и совсем другое  увидеть собственными глазами, чем живет город,  причем не только его  парадная, ориентированная на туристов часть, но и кварталы, где  праздник явление редкое. И хорошо если при этом есть возможность пообщаться с людьми, пусть даже и с помощью переводчика.

Ну и, конечно, путешествия — это новые впечатления от исторических и природных памятников, кухни, спорта, шопинга — кому что нравится. Путешествие — это то хобби, которое делает добрее и мудрее.

- Привлекает ли вас туризм в родной стране?

- Мы с женой любим отдыхать на Кавказских Минеральных Водах, и даже не потому что живем на Ставрополье. Это действительно достойный курорт, с которым, если говорить о лечебно-оздоровительных факторах, мало что может конкурировать не только в России, но и в Западной Европе. Особенно нам нравится Кисловодск, где отдыхаем каждый  год и порой не раз. Но отмечу, что инфраструктура на КМВ оставляет желать лучшего.
В этом плане стал прогрессировать Сочи, что и понятно, если учесть, какой мощный импульс развитию туристической отрасли дала зимняя Олимпиада-2014. Моя семья имела возможность в этом убедиться, встретив в сочинском санатории управделами президента «Русь» новый 2016 год. Все впечатляет: Олимпийская деревня, парк, многочисленные спортивные объекты, горнолыжные трассы... В  отелях и ресторанах стал лучше сервис, что, конечно, привлекает в Сочи все больше туристов, причем не только состоятельных. Ценовые ниши здесь разные. В связи с известными событиями от западных курортов отворачиваются — отчасти из-за  патриотических соображений — и элита России. И на  Кавминводы, и в Сочи все чаще можно встретить известных политиков, деятелей культуры. Например, в  сочинском санатории «Русь» мы познакомились со знаменитым поэтом Ильей Резником, тем самым, который писал песни для Аллы Пугачевой и других известных исполнителей. Удивительный человек, с которым приятно проводить время и общаться. Мы с ним обсудили идею провести в Ставрополе благотворительный концерт звезд эстрады. Но это пока что — в планах, сами знаете, ситуация в России меняется с каждым днем.

- А никогда не посещала мысль о том, чтобы эмигрировать из России, открыть бизнес в какой-нибудь маленькой благополучной европейской стране?

- Мысли такие иногда посещают, но вряд ли они трансформируются в поступок. Мне  хватает путешествий. И как это ни пафосно звучит, я патриот России и, прежде всего, родного Ставрополья. Я здесь родился, меня здесь знают и ценят. Я люблю Ставрополь и его трудолюбивых жителей, которые всему знают цену и умеют за себя постоять. Я здесь дышу, и никогда отсюда не уеду...



Андрей Володченко,
лауреат Премии Правительства Российской Федерации
в области печатных средств массовой информации,
первый заместитель главного редактора газеты «Ставропольская правда».



Наши контакты в регионах

ОАО «Юридическое агентство «СРВ» 355018 г. Ставрополь, ул. Мира 319, тел./Факс: +7(8652) 35-04-08; 24-47-47; 37-19-19; 37-22-44

ООО «Коллекторское бюро «СРВ»
115088 г. Москва, ул. Дубровская 1-Я, 15/31, тел.: +7 (495) 222-50-50

ООО «Коллекторская группа СРВ»
198019, г. Санкт Петербург, ул. Глиняная 5, тел.: +7 (812) 920-74-73

ООО « Юридическое агентство «СРВ»
350063, г. Краснодар, ул. Рашпилевская 11,тел.: +7 (861) 992-0-992

ООО «Коллекторское бюро «СРВ»
367013, г. Махачкала, пр-т. Гамидова 39, тел.: +7 (8722) 92-92-42

ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
385000, г. Майкоп, ул Курганная, 197, тел.: +7 (918) 746-42-73

ООО «Агропромышленный холдинг «СРВ»
344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая 181a, тел.: +7 (863) 275-56-77

ООО «Финансовое агентство «СРВ»
394030, г. Воронеж, ул. Острогожская 73, тел.: +7 (473) 232-22-40

ООО «СРВ»
443010, г. Самара, ул. Куйбышева 128, тел.: +7 (846) 205-55-92

ООО «Успех»
410056, г. Саратов, ул. Ильинский проезд 11, тел.: +7 (8452) 75-87-80

ООО «СавИнвест»
420111, г. Казань, ул. Право-Булачная 13, тел.: +7 (843) 215-17-77

ООО «Консалтинговая группа «СРВ»
362025, г. Владикавказ, ул. Куйбышева 21-23, тел.: +7 (8672) 92-22-72

ООО «Юридическое бюро СРВ»
620089, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской 3, тел.: +7 (3432) 72-85-65

ООО «Юридическое агентство «СРВ»
360015, г. Нальчик, ул. Чернышевского 181,
тел.: +7 988 939-88-11

ООО «Коллекторское агентство «СРВ»
603040, г. Нижний Новгород, ул. Свободы 63, тел.: +7 (831) 424-44-56

Email: asrv@bk.ru


Генеральному директору Группы компаний «СРВ» Роману Савичеву присвоено почетное звание «Заслуженный юрист Республики Адыгея»

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ


Экономколлегия ВС пресекла злоупотребление правом на торгах
Участник электронного аукциона за полтора часа сделал 177 ценовых предложений, ч


Telegram отозвал иск к бывшему топ-менеджеру на 100 млн руб.
Петродворцовый районный суд Санкт-Петербурга прекратил производство по иску комп


ВС разобрался в споре прокуратуры, Минобороны и бизнеса
Верховный суд разобрался в споре о судьбе земельного участка, который учреждение


CIS Management B.V. и Buren N.V. приглашают на бесплатный вебинар "Нидерланды – гавань для мультинационального бизнеса"
Голландская трастовая компания CIS Management B.V. и юридическая компания Buren


Кассация сократила сумму взыскания с контролирующих "Дальнюю степь" компаний
Апелляция и первая инстанция обязали HSBC Management (Guernsey) Limited и ООО «Э



ОБЩЕМИРОВЫЕ НОВОСТИ


Черный рынок мобильных номеров процветает

Парадоксально, но несмотря на то, что законодательно прописаны санкции (и вполне жесткие) за продажу сим-карты без паспорта гражданина, черный рынок мобильных номеров не прекратил своего существования. А даже, судя по всему, процветает.



Позиции адвокатов в уголовном судопроизводстве станут более прочными

Профессиональное сообщество наконец добилось дополнительных гарантий, которые повышают независимость защитников и позволяют им более эффективно справляться со своими задачами.



Репортаж из зала суда получил законную силу

Уголовно-процессуальный кодекс РФ пополнился нормами, где прописаны правила трансляций судебных заседаний, а также фото и видеосъемки в ходе процесса



Должник бомжом не станет?

Министерство юстиции РФ подготовило законопроект, в соответствии с которым безнадежные должники по кредитам могут лишиться единственного жилья.



Поправки в УК позволяют судам назначать отсрочку на этапе вынесения приговора

Отечественные власти продолжают держать ранее взятый курс на гуманизацию уголовного законодательства



Архив правовых новостей













Информеры - курсы валют
Гидрометцентр России
   Индекс цитирования.
   Rambler's Top100
 
  Рейтинг@Mail.ru