Научно-практические статьи по спорам с участием специалистов Агентства




  Президент Российской Федерации




  Интернет-портал Правительства Российской Федерации




  Сервер органов государственной власти России




  Верховный Суд Российской Федерации




  Консультант плюс




  Арбитражный суд Северо-Кавказского округа




  Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд




  Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд




  Арбитражный суд Ставропольского края




  Арбитражный суд Краснодарского края




  Арбитражный суд Ростовской области




  Ставропольский краевой суд




  Сайт Губернатора Ставропольского края




  Федеральные органы исполнительной власти России



  Адвокатская палата Ставропольского края




  Нотариальная палата Ставропольского края




  Арбитражный суд республики Дагестан




  Арбитражный суд Карачаево-Черкесской республики




  Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики




  Арбитражный суд республики Ингушетия




 Арбитражный суд Республики Северная Осетия - Алания




 Арбитражный суд Чеченской республики




 Арбитражный суд республики Калмыкия




 Арбитражный суд республики Адыгея



Владимир Ситников — «Опускаясь на землю, взлетайте»

Опускаясь на землю, взлетайте

Одна из проблем российского чиновничества – удалённость от реального положения дел. Кто из нас будет особо спорить с тем, что в официальных кабинетах зачастую сидят люди, которые что-то контролируют и щепетильно координируют, тщательно мониторят и анализируют, но в действительности довольно слабо представляют себе, так сказать, полевые условия. Это крайне печально и, к сожалению, такая несостыковка часто становится одной из причин необдуманных управленческих решений. 

И потому во власти особо выделяются те, кто, занимая высокие посты, ориентируются не на бумажную цифирь (зачастую слишком красивую и удобную) и не на бюрократическую казуистику. Министр  сельского хозяйства Ставрополья Владимир Ситников как раз из числа таких. 

Сам признается, что, получив краевой пост, занялся глубокой перестройкой работы вверенного ему ведомства. Нового министра не устроил «чисто бумажный» характер работы – говорит, это все равно, что каша из топора. А потому обыденностью теперь для большинства сотрудников стали еженедельные командировки в те самые полевые условия. Министр, имея за плечами опыт работы и в хозяйстве, и в райадминистрации, настаивает, что важно «не отрываться от земли» – слышать аграриев и муниципалов, реально чувствовать, чем живет сейчас село. Только тогда, мол, найдутся эффективные решения наболевших проблем. 
 
 – По бумажкам жить намного легче. А вот в поле интереснее. И в кабинете лучше работается, когда периодически видишь все своими глазами, – говорит Владимир Ситников. – Изначально, когда я здесь начал работать, задача стояла как раз опуститься на землю. Потому что министерство, я считаю, было несколько оторванным от производства. Не видели реальных проблем, а погружались в отчеты, в бесконечный сбор информации... Потому серьезно поменялась команда, и сейчас процесс устроен иначе.

– Владимир Николаевич, пройдемся по болевым точкам. Невозможно оставить без внимания ситуацию, которая сложилась вокруг наделавшего много шума закона о минимальном размере выдела земельного участка. Его на Ставрополье быстро окрестили законом «жирных котов», нешуточные страсти полыхали почти год. Очевидно, что изначально краевая власть сделала ставку на остающиеся оплотом села крупные сельхозпредприятия – приводились довольно веские аргументы в пользу принятия закона. Но теперь выдел резко снижен до одного пая. С чем связаны эти метания? Предположу, что это вынужденная реакция на фермерские протесты. Тем более что ставропольские фермеры нашли поддержку на федеральном уровне в лице съезда российской АККОР и министра сельского хозяйства Александра Ткачева.      

– В данном случае я бы не говорил о метаниях и не хотел бы давать категорических оценок. Но согласитесь, любой закон по-разному могут воспринимать фермер, руководитель крупного хозяйства или глава агрохолдинга, каждый из них примеряет его прежде всего на себя и смотрит, в чем он может выиграть. Отсюда ожидаемая критика любого решения. 

При этом совершенно другой уровень видения должен быть у власти. Я не сомневаюсь, губернатор Ставропольского края, подписывая закон о 2500 гектарах, просчитал возможные последствия в перспективе нескольких лет. Ведь еще до его принятия неоднократно говорилось – закон не рассчитан на долгосрочную перспективу, он должен в течение определенного промежутка времени решить конкретные задачи.

 Что мы видим сейчас? Глава края инициировал новый закон (принят 30 марта — авт.), по которому минимальный размер выделяемого земельного участка не может быть меньше земельного пая. То есть, как говорится, страницу перелистнули и идем дальше. Но уже в новых реалиях. Да, был накал страстей – митинги, полемика, протест прокуратуры, судебные разбирательства, реакция Минсельхоза России и т.д. Но вместе с тем, мы фиксируем, что цена на землю в Ставропольском крае возросла – есть районы, где один гектар стоит уже сто тысяч рублей и более. И это значительно выше кадастровой стоимости. Кроме того, увеличилась арендная плата, причем в некоторых хозяйствах вдвое. Мы также видим, что и крестьянско-фермерские хозяйства, и крупные сельхозпредприятия обратили внимание на заработную плату своих работников. В итоге она выросла на 36 процентов. Соответственно, увеличились и налоговые отчисления. 

Налицо множество явных плюсов. Без этого закона о 2500 гектарах мы могли бы все это так быстро сделать? Я сомневаюсь. А так, у нас действовал эффективный инструмент, который попросту уже отработал свое. 

К слову, не могу не напомнить, что на этой волне еще удалось объединить фермеров. С ними сейчас продолжается диалог, и минсельхоз намерен выстроить на перспективу системное с ним взаимодействие. 

– Да, ставропольские фермеры выступили единым фронтом – и многие стали искать в этом политическую подоплеку. Понимаю, что нам с вами этот момент обсуждать не с руки. Но хочу задать вопрос, который так или иначе поднимался в ходе последних дискуссий. Мол, не фермеры кормят страну, налогов с них тоже получается не так много... Есть ли смысл активно поддерживать этот сектор?

   – Звучали и такие слова. Но знаете, это очень однобокий взгляд. На самом деле фермеры у нас большие молодцы, и нельзя принижать их вклад. Есть ниши, где они могут быть более эффективны, чем крупные хозяйства. Вот свежий пример: ставропольские КФХ сейчас показывают заметный плюс в производстве молока, а сельхозпредприятия и личные подсобные хозяйства, напротив, в минусе. Почему? В том числе и потому, что сейчас эффективно реализуются две федеральные целевые программы по поддержке начинающих фермеров и развитию семейных животноводческих ферм. Ежегодно наши крестьянско-фермерские хозяйства получают в виде грантов около полумиллиарда рублей. И эти средства дают хороший импульс для развития. 

Если посмотреть шире, то мелкотоварное производство также является важным элементом экономики нашего региона. Да, в АПК Ставрополья реализуется ряд крупных инвестпроектов. Но нужно понимать, что это только опорные точки на аграрной карте края. А как раз рядовые сельхозпредприятия и КФХ создают общую атмосферу и поддерживают общий вектор развития. И если у них возникает какая-то даже малейшая проблема, это отражается в целом на отрасли. 

–  Кстати, о проблемах. Одной из ключевых задач закона о 2500 гектарах была защита ставропольских угодий от «пришельцев». Как вы сказали, закон выполнил свои функции. То есть проблема посягательств на землю снята?

–  Лишь отчасти. По большому счету, эта проблема никогда не исчезнет. Интерес к плодородной земле всегда был и будет оставаться, а значит – сохранятся сопутствующие проблемы. 

Переоформление земельных паев не окончено, оно еще растянется на ближайшие годы. Но мы отпугнули часть претендентов, выявив тех, кто однозначно настроен на захват и заставив их действовать законными методами. Тем не менее. глупо отрицать, что остаются компании, которые очень хотят зайти на Ставрополье, предлагают собственникам земли баснословные для села деньги и экономически необоснованные условия. Что делать? Здесь мы можем, как и раньше, работать с людьми, объяснять им подоплеку происходящего.

Еще раз подчеркну, наша главная задача состоит в том, чтобы ставропольская земля работала. Будь она у фермеров или агрохолдингов, но должна работать эффективно по всем направлениям – и в части производства продукции, и в плане ее качества, и на увеличение заработной платы. 

 –  В продолжение денежной темы. Несмотря на вполне приличную рентабельность аграрного бизнеса, средств хватает не на все, потому крестьяне, нередко прибегая к кредитам, зависимы от общей экономической конъюнктуры. В этом году начала работать совершенно новая схема субсидирования аграриев через банки. Прежний формат себя дискредитировал? В прессе регулярно появлялись некоторые пикантные истории…

–  Принято решение категорически поменять подходы, чтобы сократить цепочку формальных непростых процедур. Старая схема предполагала, что сельхозтоваропроизводитель обращался в банк и получал деньги, а, начав их осваивать, оплачивал процентную ставку в полном объеме, которая доходила до 15-16 процентов. Параллельно шел сбор документов и направлялось обращение в минсельхоз. Поверьте, требования жесткие, потому мало у кого получалось подготовить бумаги идеально с первого раза. Уверяю, что это оставалось целой проблемой для хозяйствующего субъекта. Ведь теряются драгоценное время и средства. 

А сейчас проблем с бумагами нет – получаешь кредит сразу по сниженной ставке. В рамках льготного кредитования выдано почти 4 миллиарда рублей – это и краткосрочные займы, и инвесткредиты. Помимо изначально уникальных условий, на ситуацию влияет конкуренция банков, в результате чего конечная процентная ставка доходит до 2,4-2,6 процента. По нынешним временам это практически бесплатно.

Вместе с тем пока остается проблема лимита. Спрос большой, денег не хватает. И из-за этого у нас начинаются проблемы с отбором заемщиков на уровне Минсельхоза России и банков. Но все это ожидаемые сложности первого года. Я уверен, ситуация выровняется, и мы сможем построить хорошо работающую систему. 

– Вопрос, который уже набил оскомину. Но все же интересен ваш взгляд, Владимир Николаевич. Региональная аграрная политика на протяжении многих лет сохраняет откровенный крен в пользу растениеводства. Это историческое развитие аграрного сектора Ставрополья? Или, как считают некоторые специалисты, мы летим на одном крыле?

 – Про одно крыло я бы не стал говорить. Нынешний уровень  растениеводства – это не недостаток, а большое конкурентное преимущество региона. 
Понимаю, что вам хотелось бы услышать в первую очередь о проблемных точках. Такие есть, этого нельзя отрицать. Так, остро стоит вопрос с перепроизводством, в частности, озимой пшеницы, а также со структурой посевных площадей. Об этом много говорилось на состоявшейся недавно традиционной экономической конференции. В крае недостаточно развито садоводство и виноградарство, отсутствует глубокая переработка продукции. Есть проблемы с производством молока – край остается в минусе, о чем выше я уже сказал.

Но приоритеты развития отрасли четко определены. В сегодняшней ситуации очень важно диверсифицировать агропроизводство, менять структуру посевных площадей, внедряя высокорентабельные культуры, востребованные рынком. С этим, в частности, поможет справиться мелиорация. За последние годы край прибавил три с половиной тысячи гектаров орошаемых земель. Внимание обращено также на переработку, животноводство, на развитие плодоводства. По каждому направлению идет тщательная работа.

– Но как бы власти ни старались, сейчас нельзя никого заставить не складывать все яйца в одну – зерновую – корзину и поднимать те направления, которые менее прибыльны. Легче же гнать пшеницу по старой привычке…

– А мы и не говорим о том, что кого-то надо заставлять. Это тщетно. Однако есть инструменты в виде господдержки, которая у нас сейчас как раз сосредоточена на тех направлениях, которые требуют развития. И  вот к ним как раз наметился реальный интерес. 

 Так, уверяю, никого ведь не заставляли заниматься производством овощей в условиях закрытого грунта. Это стало интересно, как раз когда появились беспрецедентные меры государственной поддержки: возвращалось почти 20 процентов прямых затрат. Вложил рубль в теплицу – получи обратно 20 копеек. Те, кто смог быстро просчитать, поспешили разработать и реализовать проекты, ведь меры господдержки не вечные, нужно успеть эффективно воспользоваться ими. В итоге в сравнении с 2013 годом край почти втрое – до 128 гектаров – увеличил площади под тепличное овощеводство. К 2020 году у нас намечен еще более значительный рост – до 300 гектаров. 

А вот для того, чтобы выстроить хорошую экономику молочной отрасли, основы у нас пока нет, к сожалению. Мы вносим предложения в Минсельхоз России, чтобы меры господдержки по возможности были расширены – нужно больше субсидий, также логично в возврат прямых затрат включать не только строительство молочно-товарных ферм, но также реконструкцию и приобретение оборудования и скота. 

– Много лет крайне больным вопросом для Ставрополья остается развитие перерабатывающих мощностей. Скажу о личном впечатлении, но в последнее время какую пачку ни возьми в наших магазинах, на большинстве прочитаешь: произведено в Краснодаре или Ростове, Нальчике, Черкесске. Почему у них получается, а у нас нет? 

– Вот смотрите, у нас на сегодня остается один завод по переработке сахара, на Кубани таких – более десятка. Кто виноват? Ответа просто нет, потому что бессмысленно искать виноватых в ушедшем времени. Видимо, когда-то был упущен момент, и у нас не было создано необходимых условий. 
Да, хотелось бы видеть больше своих товаров на наших прилавках, но я бы не говорил об их полном отсутствии. Так, мы самостоятельно перерабатываем примерно 8 процентов зерна, 49 процентов мяса, 30 процентов молока. Доля молочной продукции Ставропольского края в  торговых сетях составляет 30-35 процентов, по Ставрополю – более 60. Ситуация продолжит меняться в лучшую сторону. По крайней мере, реализуются серьезные инвестпроекты.  О наиболее крупных все наслышаны. 

– Другой больной вопрос – восток края. Вроде бы внимания ему уделяется много, но уровень развития по-прежнему оставляет желать лучшего. Есть ли подвижки?

–  Знаете, говорят еще более ярко: мол, восток горит. Но, на мой взгляд, это не совсем так. По линии минсельхоза сейчас более 60 процентов грантополучателей – именно с востока региона. Финансовые вливания направляются ощутимые, но вместе с тем люди и сами много чего делают. Так, посмотрите на технологии, по которым сейчас выращиваются там зерновые культуры, на урожайность, на эффективность производства… Вы увидите другой восток – не тот, чтобы был еще 10-15 лет назад. 

Да, там острее проявляются проблемы общего характера, свойственные практически всем сельским территориям. К примеру, продолжается отток населения. Но опять же, где его сейчас нет? Село действительно стареет. Посмотрите в целом: еще пять лет назад в отрасли работало 280 тысяч ставропольцев, сейчас – 220 тысяч. В числе прочего это связано с оптимизацией, затронувшей практически все производственные процессы, сельское хозяйство становится все более технологичным. А касается востока, то безрезультатно для него не прошел и отказ от животноводства. 

– Получается, мы все же возвращаемся к разговору о том, что не зерном единым может жить Ставропольский край… Может, мы еще способны и на «мясные подвиги»?

 – Прежний уровень развития животноводства потерян, ясно одно – выдавать на рынок нужные объемы и держать ритмичные поставки , например, баранины мы не способны. Это объективная картина. Потому в ресторанах Ставрополя мы видим баранину из Новой Зеландии, а не из Нефтекумского района. Та же история – с торговыми сетями. 

Чтобы положение дел поменялось, нужны серьезнейшие финансовые вложения, то есть инвестор, который смог бы «вытащить» эту отрасль. Пока здесь все разрознено, нет даже ставки на какую-то одну породу. 

 – Государственные программы, к сожалению, не решают всего спектра проблем, в том числе создания инфраструктуры. Большой бизнес сейчас любит хвалиться своей сознательностью и ответственностью. Но красивые слова – это одно. А что на деле? Является ли он оплотом для развития той же социалки, старается ли удержать на селе людей?

– Здесь нельзя дать однозначный ответ. Бизнес бизнесу рознь. В Ставропольском крае можно найти абсолютно разные примеры. И среди крупных предприятий есть немало тех, кто отличается высочайшей социальной ответственностью, благодаря чему в сельских населенных пунктах появляются современные спортзалы, бассейны и т.д. Но не меньше в повышении уровня жизни заинтересованы средние и совсем небольшие хозяйства, и фермеры. Они тоже стараются и многое делают. Вместе с тем есть несколько крупных холдингов, которые вообще не занимаются социалкой и не вкладываются в развитие территорий, а заняты лишь получением дохода...

– Обратимся к вашему муниципальному опыту. Уже притчей во языцех стал дефицит финансов. Это извечная проблема, обрекающая муниципалов из года в год повторять просьбы – авось услышат и наконец дадут деньги на решение самых острых проблем. Вы это хорошо знаете, удается за счет этого быстрее находить взаимопонимание с бывшими коллегами?

 – Именно мой прошлый опыт позволяет говорить со всеми на одном языке, начиная с министров и заканчивая механизаторами. Что касается финансов, то по большому счету мы все на дотациях сидим, часто без собственных заработанных денег. Отсюда и неудовлетворенные просьбы, и прямая зависимость от региональной власти. 

Чтобы максимально уйти от  этого, мы кардинально перестроили работу  с начальниками управлений сельского хозяйства на местах. Полностью изменено взаимодействие с главами муниципалитетов – как бы громко ни звучало, но мы с каждым из них в контакте. Если еще недавно минсельхоз проводил заседание коллегии в присутствии 70 глав администраций поселений, то теперь его участниками становятся 450(!) человек. Для это используются современные средства связи. И вот уже точечно до каждого мы можем донести весь объем информации, узнать, где и что «горит», где есть возможности для реализации тех или иных решений.  Ведь у министерства столько направлений – восток, газ, жилье, дороги, спортплощадки, программа «начинающий фермер»... Кто, кроме главы, знает у себя в селе, чем кто  дышит и на что способен? Без этого уровня взаимодействия невозможно реализовать аграрную политику, невозможно что-то изменить. 

–То есть любой глава может в ходе совещания сказать: мол, у нас есть некий Иван Иваныч, который хочет и может принять участие в той или иной программе? 

 – Вот именно, формат нашей работы точечный. Что это дает? Не нужно оббивать пороги тем, кто хочет что-то реализовать, имеет для этого силы и начальные ресурсы. В таких случаях чиновники не должны становится затором, в их силах быть помощниками.
Мне кажется, у минсельхоза это получается. По итогам 2016 года видим рост индекса производства на 10 процентов. 23 миллиарда рублей составила общая сумма инвестиций в отрасль, в 2017 году рассчитываем выйти на более серьезную цифру в 27 миллиардов. В основе всего этого – именно коммуникация, уровень которой, по-моему, достаточен. Я вот, к примеру, доступен для каждого. Номер моего мобильного напоминаю на каждом собрании. 

– Это чревато бесконечной занятостью. Семья не забыта из-за работы?

– Стараюсь воскресенья вообще не посвящать работе. То же самое говорю специалистам. Выходные созданы для отдыха, и нужно общаться с семьями. Это для меня главный релакс. Получается не всегда, конечно, но любое свободное время стараюсь посвятить родным.

– При таком отношении к работе и полной доступности устанете быстро. Не боитесь перегореть?

– Не думаю об этом. Пока все хорошо. 

Беседовала Юлия ЮТКИНА
Фото предоставлены 
Министерством сельского хозяйства Ставропольского края 



Наши контакты в регионах

ОАО «Юридическое агентство «СРВ» 355018 г. Ставрополь, ул. Мира 319, тел./Факс: +7(8652) 35-04-08; 24-47-47; 37-19-19; 37-22-44

ООО «Коллекторское бюро «СРВ»
115088 г. Москва, ул. Дубровская 1-Я, 15/31, тел.: +7 (495) 222-50-50

ООО «Коллекторская группа СРВ»
198019, г. Санкт Петербург, ул. Глиняная 5, тел.: +7 (812) 920-74-73

ООО « Юридическое агентство «СРВ»
350063, г. Краснодар, ул. Рашпилевская 11,тел.: +7 (861) 992-0-992

ООО «Коллекторское бюро «СРВ»
367013, г. Махачкала, пр-т. Гамидова 39, тел.: +7 (8722) 92-92-42

ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
385000, г. Майкоп, ул Курганная, 197, тел.: +7 (918) 746-42-73

ООО «Агропромышленный холдинг «СРВ»
344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая 181a, тел.: +7 (863) 275-56-77

ООО «СРВ»
630110, г. Новосибирск, ул. Писемского 1 А, корпус 9, тел.: +7 (383) 254-75-01

ООО «Коллекторское агентство «СРВ»
454119, г. Челябинск, Копейское шоссе, д. 40, тел.: +7 (351) 223-18-88

ООО «Коллекторское агентство «СРВ»
644001, г. Омск, ул. 20 лет РККА 179, Торговый комплекс «3-й Разъезд», тел.: +7 (3812) 909-001

ООО «Юридическое бюро «СРВ»
660133, г. Красноярск, ул. им. Сергея Лазо 6а, тел.: +7 (391) 280-00-25

ООО «Юридическое агентство «СРВ»
450095, г.Уфа, ул.. Глазовская, 14/1, тел.: +7 (347) 294-85-55

ООО «Финансовое агентство «СРВ»
394030, г. Воронеж, ул. Острогожская 73, тел.: +7 (473) 232-22-40

ООО «СРВ»
443010, г. Самара, ул. Куйбышева 128, тел.: +7 (846) 205-55-92

ООО «Успех»
410056, г. Саратов, ул. Ильинский проезд 11, тел.: +7 (8452) 75-87-80

ООО «СавИнвест»
420111, г. Казань, ул. Право-Булачная 13, тел.: +7 (843) 215-17-77

ООО «Консалтинговая группа «СРВ»
362025, г. Владикавказ, ул. Куйбышева 21-23, тел.: +7 (8672) 92-22-72

ООО «Юридическое бюро СРВ»
620089, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской 3, тел.: +7 (3432) 72-85-65

ООО «Юридическое агентство «СРВ»
360015, г. Нальчик, ул. Чернышевского 181,
тел.: +7 988 939-88-11

ООО «Коллекторское агентство «СРВ»
603040, г. Нижний Новгород, ул. Свободы 63, тел.: +7 (831) 424-44-56

ООО «СРВ»
236022, г. Калининград, ул. Дм. Донского, 11, тел.: +7 (4012) 27-00-04

ООО «Юридическое бюро «СРВ»
690017, г. Владивосток, ул. Фадеева 47, тел.: +7 (423) 274-11-10

Email: asrv@bk.ru


Генеральному директору Группы компаний «СРВ» Роману Савичеву присвоено почетное звание «Заслуженный юрист Республики Адыгея»

ОБЩЕРОССИЙСКИЕ ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ


К "Автовазбанку" подали иск о банкротстве
Суд рассмотрит иск конкурсного управляющего банка о признании кредитного учрежде


ВС отправил на пересмотр спор о снижении неустойки
В рамках одного из недавних споров Верховный суд разбирался, должен ли был заказ


ФАС разработала поправки к постановлению кабмина о концессиях
Проект изменений направлен на снятие барьеров для привлечения инвестиций в ЖКХ.


Взаимодействовать с налоговой будет проще
Вчера в Госдуму поступил законопроект, который предлагает упростить процедуру вз


Президиум ВС впервые за два года рассмотрит экономическое дело
Речь идет о надзорной жалобе Новороссийского морского торгового порта (НМТП) по
















Информеры - курсы валют
Гидрометцентр России
   Индекс цитирования.
   Rambler's Top100
 
  Рейтинг@Mail.ru