Научно-практические статьи по спорам с участием специалистов Агентства




  Президент Российской Федерации




  Интернет-портал Правительства Российской Федерации




  Сервер органов государственной власти России




  Высший Арбитражный Суд Российской Федерации



  Верховный Суд Российской Федерации




  Консультант плюс




  ФАС Северо-Кавказского округа




  Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд




  Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд




  Арбитражный суд Ставропольского края




  Арбитражный суд Краснодарского края




  Арбитражный суд Ростовской области




  Ставропольский краевой суд




  Сайт Губернатора Ставропольского края




  Федеральные органы исполнительной власти России



  Адвокатская палата Ставропольского края




  Нотариальная палата Ставропольского края




  Арбитражный суд республики Дагестан




  Арбитражный суд Карачаево-Черкесской республики




  Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики




  Арбитражный суд республики Ингушетия




 Арбитражный суд Республики Северная Осетия - Алания




 Арбитражный суд Чеченской республики




 Арбитражный суд республики Калмыкия




 Арбитражный суд республики Адыгея



Ольга Михайлова — «Талант – это ссуда под 100% годовых»

  Коренная ростовчанка, она, окончив в 1988 году филологический факультет Ростовского университета и, выйдя замуж, переехала в Карачаево-Черкесию. Позже, овдовев, тут и осталась. Много лет работала на телевидении, последние десять лет – в газете, и вдруг стала писать книги. Сегодня Ольга - автор двадцати романов, не менее оригинальных, чем она сама, которые продаются на лучших литературных ресурсах, а один из них - «Проклятая русская литература» стал полноценным бестселлером.

  Главным ее внешним отличием, на мой взгляд, является способность к невольным преображениям. Может быть, это следствие ее действительно уникальной творческой натуры, а может – часть чего-то большего, не поддающегося осмыслению дилетантов от психологии. Утром - это бодрая велосипедистка, уверенно крутящая педали на дорожках городского парка. В первой половине дня – деловитая сотрудница газеты или дотошная собеседница, берущая интервью у очередного героя публикации. После обеда Ольга может появиться уже в образе элегантном и возвышенном, напрочь стирающем мягкими складками шёлкового платья, сбегающими к ступням в изящных лодочках, и яркой лентой на широкополой шляпе - утреннего гавроша в джинсах и кепке. Вечером, в компании двух своих любимцев – котов Амадеуса и Франциска - это сама нега и блаженство, что, однако, не мешает ей, в случае нужды, умело орудовать дрелью на балконе или быть на «ты» с краном в ванной комнате. Она отлично шьёт и пишет необычные картины, знает латынь и поёт на итальянском и французском, вдобавок владеет знаниями в самых неожиданных сферах и науках. Она из тех людей, статьи которых долго обсуждаются, чьи мнения порой основательно шокируют публику. Ольга – многогранная, но очень гармоничная личность, оставляющая впечатление полностью уверенного в себе человека, относящегося к миру если уж не с абсолютным пониманием, то уж точно - с приятием. А самое главное, она – талантливый писатель, обладающая даром нескучно переносить на бумагу самые сложные и неожиданные философские размышления. Романист, в короткий срок получившая известность и признание читателей.

- Ольга, легко ли быть писателем в наше время?

- Писателем быть очень легко. Как говорила Агата Кристи, «сначала нужно придумать, что писать, а потом сесть и писать». Кроме того, интернет решает вопрос публикации, упраздняя издательский прессинг, жёстко предписывавший ранее формат публикуемого, нивелируя и стандартизируя литературу. Конечно, появились и новые проблемы: вал графомании теперь тоже никем не контролируется, и в нём, как в море, тонет немногое стоящее. Но сегодня при наличии таланта и содержательности книга имеет всё-таки шансы найти читателя.

- Листая ваши романы, нельзя не отметить литературный талант, правда, непривычный, но бесспорный. Как вы думаете – откуда в вас это? 

- Свой первый роман я неожиданно для себя написала в 41 год. Просто села за компьютер и с чистого листа, работая по десять часов в сутки, стала писать. Но осознание, что я написала роман, пришло только с его окончанием. Спустя полгода все повторилось, в итоге - новый роман. Дальше – больше, но вопросы «зачем я это делаю?» и «кто это прочтёт?» пришли, когда было написано уже с десяток вещей.

- Ваши романы в основном посвящены инквизиции, демонизму, иезуитскому воспитанию и тайным искажениям духа – несколько странная тематика…

- Помните, у Джоан Роулинг: «Палочка сама выбирает волшебника…» Так и темы романов выбирают авторов, а не наоборот. Мои темы вышли на свет через меня потому, что я была в какой-то мере готова к ним.

- Как приходит к писателю идея романа? Права ли Ахматова, говоря «когда б вы знали из какого сора...»

- Ахматова говорила о стихах, идея же романа чаще приходит как некое ключевое слово, законченная мысль, которую хочется реализовать через героев. Иногда вдохновение рождается от совершенно случайного впечатления. Однажды в мои руки попал блокнот с фотографией на обложке, где был изображён старинный замок, расположенный на каменистом уступе в излучине реки. Строение хранило едва заметные следы многих переделок, сзади высилась поросшая лесом горная гряда, а перед замком струились зеленоватые речные воды. До конца рабочего дня я не отрывала глаз от изображения, мысленно уже населяя замок героями. Ещё неназванные и не очерченные, они шевелились, шурша кринолинами и камзолами, спеша выбраться наружу. Так возник роман «Замок искушений». Как видите, вдохновить может, что угодно.

- Описаны ли в ваших произведениях реальные события или все - плод фантазии?

- В отличие от истинного Творца, мы всего-навсего творцы иллюзий. Однако подпитывать сотворённые иллюзии своим жизненным опытом не возбраняется. В моих романах основное действие — плод фантазии, но я стараюсь придавать фантазии жизненность мелкими точными деталями.

- Есть ли у вас, автора двадцати романов, один любимый?

- Нет. Любой пишущий быстро постигает вторичность искусства: удручающее и трагическое несоответствие всегда пролегает между пламенем замысла и льдом воплощения. Творчество - провал даже в шедеврах. Созданное мгновение мертвеет для меня. Я могу оценить свои романы по затраченным на них духовным усилиям, могу сказать, какой из них является просто безделушкой для лёгкого прочтения, а какой – более значимой и серьёзной вещью, но любимого среди них нет.

- Ловя на слове, - какой же из них самый значимый?

- Из двадцати самым значимым является «Проклятая русская литература», написанная в жанре нон-фикшн.

- Тот, что стал бестселлером? О чем он?

- Это анализ влияния литературы на революционный процесс в России. В 1917-ом  Россия пережила один из самых страшных культурных обвалов – но сделала ли выводы? Интеллигенция любой страны подвергла бы всестороннему анализу причины катастрофы, пересмотрела бы основы всего интеллектуального наследия предшествующих веков, у нас же ничего такого не произошло, никаких «вех» не сменилось, кроме смены поколений, последнему из которых стало просто неинтересно «отряхивать от хартий пыль веков» и «в чем-то там разбираться». По-прежнему в ходу те же авторы, те же цитаты, нет даже попыток переосмысления прошлого. Вот мой роман и содержит анализ нашей классики с точки зрения христианской морали.

- Звучит прямо-таки угрозой русской классике…

- Русская литература никуда не денется, не волнуйтесь, и интерес к ней не исчезнет. Даже если издавать тонны книжного фастфуда - Достоевский не умрёт. Он бессмертен. Но отобрать зерна от плевел — необходимо. После революции вообще все перекосилось: из литературы вымарали десятки имён, пропали Суворин, Самарин, Айхенвальд, Аксаковы и Хомяковы, классиков кастрировали. Наша литература - результат гибельной селекции и страшной вивисекции.

- В романе очевидна гуманитарная подготовка автора, выводы тоже убедительны, но основной посыл несколько спорен. Точно ли литература способна изменить мир?

- Почему нет? По развитию литературы и духовным предпочтениям нации легко можно предсказать ход ее истории. В Испании книгой книг был «Дон Кихот». Католицизм, инквизиция, контроль над литературой спасли страну от потрясений. В Англии огромное влияние имели Шекспир, потом Ричардсон, Джонсон, Скотт – спокойные, выдержанные пуритане. Итальянцы сформировались под влиянием благородного Данте и Петрарки, и неослабевающее влияние католицизма оберегло их от дурных идей. Что до русских, молодой нации, то уже ранние вещи Пушкина, вроде «Гаврилиады», были заражены духом вольтерьянства. Однако национальный гений духовно обрёл себя быстро. После смерти Пушкина царил Гоголь. Сохранилось свидетельство Аксакова: «Все мы вышли из гоголевской «Шинели»». Но влияние Гоголя было непродолжительным. Дальше молодая литература распадается на славянофильское и западное направления. Второе победило. Это Некрасов, стихами которого зачитывалась Россия, Чернышевский, Тургенев, а также Писарев, Белинский, Герцен. Их статьи переписывали от руки и цитировали взахлеб. Очевидно, что именно русская литература сформировала тот духовный климат – безбожия, кривых идей народовольцев и «Черных переделов», из которых появились большевики.  При этом важно понять, что книги, сильно повлиявшие на людей, разнятся по качеству влияния. «Братья Карамазовы» и «Бесы» - тоже влияли, были пророчествами, но, увы.  Были в русской литературе и просто добротно написанные книги Гончарова, Лескова, Эртеля. Но в ней нет и не было ни одного подлинно сильного, мощного положительного национального героя, национального типа благородного человека, сплошь лишние да маленькие люди, или откровенные подонки вроде Печорина да Марка Волохова -  за что мы и расплатились. При этом я назову свыше пятидесяти произведений английской литературы, формирующих тип «джентльмена», и это только в XIX веке. Они думали над своим будущим.

- В романах современных писателей действие чаще всего происходит в России и с нашими современниками. Действие ваших романов отнесено в другие века, в иные страны. Почему?

- Я специализировалась в университете на кафедре романо-германской филологии, знаю многие исторические периоды достаточно глубоко. Но действие романов «Оборотни Митрофаньевского погоста», «Проклятая русская литература», «Книжник» и «Шерлок от литературы» происходит в России. В трёх последних — это наше время.

- А чем продиктован выбор места действия остальных романов? Ностальгией по прошлому?

- Ностальгия свойственна писателям: эмигрантская проза полна скорбью по утраченной империи. Новое всегда циничнее прошлого, новое манит, но когда оно приходит, то оказывается совсем не таким, как ожидалось в мечтах. Но писатель склонен к ностальгии по прошлому не только из-за неприятия нынешнего: прошлое для него — кладезь тем, огромный культурный пласт, насыщенный своей философией, метафористикой, психологией. Для автора это возможность, пусть и иллюзорная, путешествия во времени. Именно поэтому, кстати, большинство писателей — убеждённые консерваторы и противники революций. Ведь революция за два дня может решить проблемы десяти лет, но за десять лет, как говорил Поль Валери, уничтожает труд пяти столетий. Мне потому и трудно писать о России — культурный пласт уничтожен, мы страна без аристократии, которая всегда возглавляла общество и воплощала в искусстве энтузиазм своего поколения. И обидно, когда реалии прошлого своей страны приходится искать не в собственной исторической памяти, а в Википедии.

-Вы противник любых революций?

- Конечно. Понятно, что общество насильственного неравенства также неустойчиво, как и общество насильственного равенства, и всегда найдутся желающие перемахнуть  пропасть между богатыми и бедными одним прыжком.  Сегодня они злятся, что заряд, то и дело подкладываемый под власть, никак не взрывается. Но зачем прыгать на те же самые грабли в третий раз? Страну уже два раза рушили ради светлого будущего, и каждый раз это заканчивалось длительным хаосом и колоссальными людскими потерями. Сейчас говорят: давайте ещё разок, сейчас точно хорошо получится… Свежо предание…

- У каждого автора есть некая основная идея, которая так или иначе определяет все написанное им. Есть ли такая идея у вас?

- Если идею романа можно выразить в нескольких словах, то вы написали вовсе не роман. Тем более невозможно в нескольких словах выразить идею всей работы писателя. Но роман, в отличие от жизни, обязательно должен иметь смысл. Наделение его этим смыслом, превышающим содержание, –   и есть задача автора.

При этом я стремлюсь обращаться к думающим людям. Если кому-то не нравится мир вокруг, надо его улучшить, начиная с себя: развиваться, думать, сопоставлять разные явления, искать смысл жизни и истину. Если общество будет умнеть, поумнеют и политики, потому что умное общество одурачить невозможно. Напротив, обществу, умственно неразвитому, можно внушить все, что угодно.

- Присуще ли вам самой, уже признанному автору, писательское тщеславие?

- В моей жизни сложилось так, что я получала желаемое только когда переставала в нем нуждаться или осознавала его тщету. Когда-то мне очень хотелось доказать моим университетским педагогам, Александру Люксембургу и Нине Забабуровой, что из меня может выйти толк. Но сейчас доказывать уже некому — они ушли, а вместе с ними, увы, ушли и мои амбиции…

- Каждый, одарённый талантом, не может не испытывать некое чувство превосходство над другими. Талант — удел избранных?

- Талант – это как музыкальный слух. Если он у вас есть – это не значит, что вы его заслужили. В равной степени это не означает, что его наличие ставит вас вне критики. Мощь дарования – тоже не повод для неподсудности. Мы не восхищаемся мощью реки только потому, что она затопила половину города. Талант – это не свое, это дар Божий. Помните, в Евангелии Матфеевом, хозяин позвал рабов и раздал им таланты. «Каждому по его силе…» Одарённые талантами - рабы. Они ничего не выбирали и не просили, талант, полученный от Хозяина, принадлежит Хозяину, он - обуза гнетущая, ссуда под 100% годовых.  Придётся  вернуть и его, и всё, на него наработанное.  Сотни дилетантов называют себя живописцами и поэтами, делают свой воображаемый талант источником заработка, в то время как подлинный творец обречён сам служить своему дарованию с рабским усердием. Это и есть отличие подлинника от подделки.

- Каждый человек индивидуален, имеет свои привычки, мировоззрение, темперамент. По какому типу темперамента вы определили бы свой характер? Он вас полностью устраивает или хотелось бы в себе что-то поменять?

- В мои годы самоанализ — давно пройденный и забытый этап. Кажется, я сангвиник, но, если вы будете утверждать, что флегматик, — не возражу. Чтобы что-то в себе менять, надо собой интересоваться. Я же себя не интересую.

- Обычно писатель - человек не от мира сего в той или иной степени. В то время как журналист - этакий живчик, которому до всего есть дело. Как уживаются в одной Михайловой писатель и журналист? Особенно, когда одновременно "прёт” роман и "горит” очередная статья?

- Увы, предпочтение отдаётся роману.

- Давайте вернёмся к вашим романам. Несмотря на сложность поднимаемых вопросов, они легко читаются. А что нужно писателю для того, чтобы увлечь читателя?

- Помните д’Артаньяна? Дюма писал «Трёх мушкетёров», когда ему было сорок два. Он пишет о баске, дворянчике из Гаскони, направившемся на ловлю счастья в Париж. Таких были сотни. Как филолог-литературовед, я могу от этой книги не оставить камня на камне: она полна нестыковок, несуразиц и нелепостей. Почему же мы это читаем? Да потому, что в ней есть чудо. Чудо мечты. Д’Артаньян – это Дюма. Не сорокадвухлетний, с отдышкой, тяжёлый на подъем, а юный, девятнадцатилетний. Здесь герой воплощает живую мечту автора о молодости, силе, любви и приключениях. Это он, Дюма, в первой же дуэли поражает Бикара, обретает верных друзей, спасает королеву. И авторская мечта оживляет персонаж, он начинает дышать, любить, драться на дуэлях. В романе должен быть хотя бы один персонаж, который воплощает автора, лучше два, а уж три или четыре – это высший пилотаж. Дюма видит себя в пяти – в д’Артаньяне, Атосе, Портосе, Арамисе и де Тревиле. Все они отражают его самого - он был богатой натурой. Или возьмём Джейн Остин, её романы пережили уже два столетия. Это – тоже мечта. Мечта молодой девицы о приятном муже. Тема, в той или иной мере интересующая любую женщину, воплощена с должной мерой вкуса, морали и истины, но без лишнего морализирования. И всё. Написанное живёт в веках. Писатель – это тот, кому есть, что сказать, имеющий своё, отличное от других мировоззрение и генерирующий свежие мысли, но, главное, – талантливый мечтатель. Лучшие же писатели воплощают все это вместе.

- По-вашему, писатель всегда проступает в своих книгах?

- Безусловно. Даже если писатель не пользуется авторской речью, а работает на фокалах персонажей, его личность неминуемо проявится: в суждениях героев, в их поступках, в выборе лексики. В этом, кстати, секрет провала некоторых мастерски написанных книг: вроде талантливо, но проступает, как плесень, ограниченность суждений, вялость натуры, тяга к рытью в грязном белье — и читать не хочется.

- А есть ли в литературе нечто, что вам, как писателю, неподвластно?

- Предел возможностей есть у каждого. Тут важно правильно оценить себя, выбрать свой жанр, свои темы, свою лакуну в литературе. Никто не узнает, что у вас нет слуха, пока вы не вылезли петь на сцену. Надо осознать меру своей ограниченности, и не лезть туда, где некомпетентен.

- Ольга, а можно пару слов о личном – семья, дети?

- Мой муж был известный в республике журналист Александр Михайлов, к сожалению, очень рано, в тридцать восемь лет, ушедший из жизни. Дочь пошла по моим стопам, стала филологом, занимается переводами и пишет рассказы. Живёт в Ростове. Она меня читает и критикует. Также меня читает сестра покойной матери, моя тётя Екатерина. Много лет эти двое были моими единственными читателями.

- Сейчас вы живете одна?

- Да, одиночество для меня в высшей степени приемлемое и одухотворяющее состояние. Признаюсь, с трудом выношу обилие людей и быстро устаю даже от небольших компаний.

- Что, кроме книг, для вас ценно в жизни?

- Ну, иногда рисую маслом и лаками, хоть это не живопись, а, скорее декоративно-прикладное искусство, потому что картина пишется в гамме, гармонирующей с диваном. Кроме того, люблю заниматься ремонтом, менять обои и передвигать мебель. Главное же моё увлечение — коты Амадеус и Франциск. Это феерия грации и очарования, хотя, признаюсь, именно они-то и являются причиной моих частых ремонтов.

- Что ж, увлечений у вас немало. Относится ли к ним чтение? Если да, то что обычно читаете?

- Здесь есть одна проблема, о которой почти не говорят. Помните Рытхеу с его классическим «Чукча не читатель, чукча - писатель»? В этом куда больше смысла, чем кажется. Став писателем, человеку трудно оставаться простым читателем: у него открываются глаза на авторские приёмы, связующие нити сюжетных поворотов, он видит скелет повествования, в итоге не может уже читать «по старинке», для удовольствия, чаще для него возможно только профессиональное прочтение коллеги. В итоге бедняга-писатель не может читать других, не может он читать и себя: ему же  известен каждый сюжетный поворот в его романах. Это, так сказать, «маленькие писательские трагедии». Правда, если попадается действительно мощная книга, это выправляет положение. Есть у меня и несколько любимых книг, знакомых до запятой, их временами перечитываю.

- Интересует ли вас, писателя - «копателя» в истории минувших эпох, современная политика? Можете ли вы вдруг стать, к примеру, депутатом или мэром? Чем черт не шутит...

- Таким даже черт не шутит. 

- А каковы ваши политические взгляды? Они консервативные?

- Да. Только подлец всегда доволен властью, но вечно всем недоволен только дурак. Я стараюсь объективно оценивать происходящее.

- Чем заняты сейчас, что в планах?

- Как всегда, пишу новый роман. Кроме того, решили с виртуальным другом, писателем с Украины, попробовать писать вместе. Это попытка несколько отойти от устоявшегося клише. Не знаю, что из этого получится.

Беседа закончена, а мне вспоминается фрагмент из романа Ольги Михайловой «Замок искушений». Известная притча о монахе, встретившем рабочего с нагруженной тяжёлыми камнями тачкой и спросившего: «Что ты делаешь?» «Разве не видишь? Везу камни», - ответил тот. Другой рабочий с такой же тачкой на вопрос монаха ответил: «Я зарабатываю себе на хлеб». А третий сказал: «Строю храм». Там же в книге был и свой вывод: «Жизнь для каждого — одинаковая тачка с одинаковыми камнями, но важно понимать, что ты делаешь, чтобы не тягать невесть куда и неизвестно зачем тяжкое бремя никому не нужной жизни. Такой бессмысленный груз страшно тяжёл...”

И тогда я думаю о том, что все у неё получится, ведь человек, чётко осознающий свою жизнь, ясно видящий свою цель, найдёт непременно и верную к ней дорогу.

Лариса НИКОЛАЕВА.
Фото автора



Наши контакты в регионах

ОАО «Юридическое агентство «СРВ» 355018 г. Ставрополь, ул. Мира 319, тел./Факс: +7(8652) 35-04-08; 24-47-47; 37-19-19; 37-22-44

ООО «Коллекторское бюро «СРВ»
115088 г. Москва, ул. Дубровская 1-Я, 15/31, тел.: +7 (495) 222-50-50

ООО «Коллекторская группа СРВ»
198019, г. Санкт Петербург, ул. Глиняная 5, тел.: +7 (812) 920-74-73

ООО « Юридическое агентство «СРВ»
350063, г. Краснодар, ул. Рашпилевская 11,тел.: +7 (861) 992-0-992

ООО «Коллекторское бюро «СРВ»
367013, г. Махачкала, пр-т. Гамидова 39, тел.: +7 (8722) 92-92-42

ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
385000, г. Майкоп, ул Курганная, 197, тел.: +7 (918) 746-42-73

ООО «Агропромышленный холдинг «СРВ»
344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая 181a, тел.: +7 (863) 275-56-77

ООО «Финансовое агентство «СРВ»
394030, г. Воронеж, ул. Острогожская 73, тел.: +7 (473) 232-22-40

ООО «СРВ»
443010, г. Самара, ул. Куйбышева 128, тел.: +7 (846) 205-55-92

ООО «Успех»
410056, г. Саратов, ул. Ильинский проезд 11, тел.: +7 (8452) 75-87-80

ООО «СавИнвест»
420111, г. Казань, ул. Право-Булачная 13, тел.: +7 (843) 215-17-77

ООО «Консалтинговая группа «СРВ»
362025, г. Владикавказ, ул. Куйбышева 21-23, тел.: +7 (8672) 92-22-72

ООО «Юридическое бюро СРВ»
620089, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской 3, тел.: +7 (3432) 72-85-65

ООО «Юридическое агентство «СРВ»
360015, г. Нальчик, ул. Чернышевского 181,
тел.: +7 988 939-88-11

ООО «Коллекторское агентство «СРВ»
603040, г. Нижний Новгород, ул. Свободы 63, тел.: +7 (831) 424-44-56

Email: asrv@bk.ru


Генеральному директору Группы компаний «СРВ» Роману Савичеву присвоено почетное звание «Заслуженный юрист Республики Адыгея»

ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ


Арбитражные суды зарегистрировали в 2018 году в три раза больше особо крупных исков
За неполные четыре месяца 2018 года российские суды зарегистрировали 12 исков на


Глава ФАС допустил временную национализацию доли Дерипаски в UC Rusal
Руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев не исключил возмо


Минюст представил поправки в УПК против "карманных адвокатов" следствия
Министерство юстиции 24 апреля представило для общественного обсуждения поправки


Санкции склонны к саморазгону и самоэскалации
Заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Андрей Цыганов приня


ФАС: только краснодарский чай может называться "Краснодарским"
Федеральная антимонопольная служба пресекла работу ООО "Объединение Краснодарски



ОБЩЕМИРОВЫЕ НОВОСТИ


Черный рынок мобильных номеров процветает

Парадоксально, но несмотря на то, что законодательно прописаны санкции (и вполне жесткие) за продажу сим-карты без паспорта гражданина, черный рынок мобильных номеров не прекратил своего существования. А даже, судя по всему, процветает.



Позиции адвокатов в уголовном судопроизводстве станут более прочными

Профессиональное сообщество наконец добилось дополнительных гарантий, которые повышают независимость защитников и позволяют им более эффективно справляться со своими задачами.



Репортаж из зала суда получил законную силу

Уголовно-процессуальный кодекс РФ пополнился нормами, где прописаны правила трансляций судебных заседаний, а также фото и видеосъемки в ходе процесса



Должник бомжом не станет?

Министерство юстиции РФ подготовило законопроект, в соответствии с которым безнадежные должники по кредитам могут лишиться единственного жилья.



Поправки в УК позволяют судам назначать отсрочку на этапе вынесения приговора

Отечественные власти продолжают держать ранее взятый курс на гуманизацию уголовного законодательства



Архив правовых новостей













Информеры - курсы валют
Гидрометцентр России
   Индекс цитирования.
   Rambler's Top100
 
  Рейтинг@Mail.ru